Условно-прикладное фехтование

Подпишитесь на рассылку

Фехтование как оно есть
Подписаться письмом
Архив рассылки

Социалка

invalidnakomand Мы в ЖЖ


Мы вКонтакте


О таинственной энергии ци и читерстве,
которое бывает правильным и неправильным

Александр Зелендинов

 

Что такое «таинственная энергия ци» точно никому не известно. А если кому-то известно, то он об этом не говорит. А если говорит, то так, чтоб его никто не понял. А если понял, то только одно: что ему вот прямо сейчас со страшной силой компостируют мозги.

 

В общем, говорят о ци многие, но извлечь конкретную информацию из этих возвышенных разговоров как правило не удаётся.

 

В рассуждениях о ци зачастую всё сводится к утверждению, что если будете долго и правильно практиковать (то бишь, выполнять определённые упражнения) – то ци само появится.

Правда, что такое это самое «ци» всё равно не объясняют. А если не известно, что именно мы хотим получить, то непонятно, как мы его узнаем, когда (если) его получим.

Но объясняющие непреклонны: дескать, как появится – сами поймёте. На вопрос, как понять, ци это или не ци, стандартный ответ: ци ни с чем не спутаешь.

 

Честно говоря, для циничного европейского слуха звучит всё это на редкость дико. Примерно так: велосипед ни с чем не спутаешь. Действительно велосипед ни с чем не спутаешь, сермяжная правда в этом есть. Но если показать человеку, никогда не видевшему велосипедов, некий агрегат, он ни в жизнь не определит, велосипед ли это. Чтобы человек смог хоть как-то сориентироваться, ему нужно, как минимум, объяснить, что у велосипеда два колеса, руль, педали и цепь.

Правда, часть велосипедов – одноколёсные, трёхколёсные, четырёхколёсные, детские без цепи и т.д. − под это описание всё равно не подойдут. То есть, чем точнее дать определение – тем выше вероятность, что велосипед при встрече узнают, или хотя бы не спутают с паровозом. Но даже неточное, приблизительное описание задаст хоть какой-то ориентир. Полное же отсутствие ориентиров лишает возможности понять хоть что-нибудь.

 

Впрочем, я не справедлив: некоторые авторы всё-таки пишут о ци что-то, так сказать, «более-менее конкретное». Правда, пишут они разное. Порой, настолько разное, что закрадываются сомнения: а об одном ли явлении они ведут речь?

 

Пока говорится про ци «вообще», в разных источниках можно вычленить некоторые общие моменты.

Например, практически все сходятся на том, что ци присутствует в любом движении. И вообще, в любом живом существе.

Кроме того, ци – это всё, что не ли. Ли – это мышечная сила. Ци – всё остальное.

Некоторые даже договариваются до того, что при развитом ци необходимость в ли пропадает. Дескать, ци позволяет развивать сверхмощные усилия вообще без приложения обычной физической силы.

Правда, менее оторванные от реальности товарищи их всё-таки поправляют в том смысле, что совсем без мышц обойтись не удастся. И даже более того: ци опирается на ли. Просто ци позволяет напрягаться меньше, а результат получать больший.

Звучит заманчиво! Знать бы ещё, что это самое ци из себя представляет!..

 

Ещё мы знаем, что для познания ци нужно долго и старательно практиковать, причём крайне желательно делать это под руководством опытного мастера. Правда, уверенно назвать мастера, который будет учить правильно, обычно затрудняются.

В принципе, можно попробовать практиковать самостоятельно, по смутным и неподдающимся однозначным толкованиям методикам. Впрочем, смутность − это полбеды. Можно и поэкспериментировать, и на ощупь путь поискать. Может не у каждого – но у некоторых должно получиться.

Вот только, для этого нужно более менее представлять, к чему мы всё-таки стремимся. А это, как мы помним, толком не объясняется.

 

Итак, пока речь идёт об абстракциях, некое общее зерно вычленить ещё возможно. Когда же речь заходит о конкретике, то каждый автор (если только он не списывает у других) описывает ци по своему.

Причём описывают они не какие-нибудь объективные показатели присутствия ци, а некие ощущения. Свои субъективные ощущения. То, что они чувствуют во время тренировок.

То есть, получается, каждый описывает то, что чувствует лично он, при этом, общего между ощущениями у разных людей может быть очень мало, а объективных критериев нет. В итоге, понять, что такое ты сейчас чувствуешь невозможно: может, это твои личные глюки, может быть, ци, а может быть, некие ощущения, никакого отношения к ци не имеющие.

 

Правда, есть утешительная теория, что все эти разночтения и недоговорки вызваны одним простым соображением – секретностью.

Дескать, не хотят мастера допускать непосвящённых в святая святых. Поэтому ищите мастеров, втирайтесь к ним в доверие и глядишь – через десять-двадцать лет тоже будете ото всех скрывать секретные знания о том, что такое ци. Или, может быть, через двадцать лет придётся скрывать, что сами этого так до сих пор и не узнали?

 

Впрочем, секретность – не лучшее объяснение.

Юрий Сенчуков высказывает вполне здравое мнение: «Если бы традиционщики хоть что-то знали о ци, они бы уже давно это растрепали… Их же очень много, и не все такие морально стойкие, и не все так привержены «традиции» по идейным соображениям. Их монолитное единство объясняется только одной причиной − никто из них на самом деле не знает, что именно такое эта ци, каждый имеет свое толкование, всех остальных при этом считает не приобщенными профанами, каждый видит что его толкование тоже небезупречно и потому держит его в «секрете»».

 

То есть, продолжу мысль Сенчукова, очевидно, что единого массового представления о том, что такое ци, нету, иначе бы эта информация давным-давно просочилась в массы.

При этом, вполне вероятно, что не все традиционщики – шарлатаны. Очень может быть, что часть из них действительно знают «нечто», а может быть, даже могут этому «нечто» научить.

Беда в том, что, поскольку общепризнанного представление об этом «нечто» отсутствует, можно потратить всю жизнь на поиски того самого мастера, который что-то на самом деле знает, и так и не найти. Ведь в отсутствии чётких критериев, на проверку того, может ли чему-то научить этот конкретный мастер, уйдёт масса времени.

А даже если повезёт найти редкого уникума, действительно знающего, о чём идёт речь – где гарантия, что он захочет делиться секретами именно с тобой?

Можно, конечно, попробовать не мастеров искать, а копаться в открытых источниках. Вот только, при отсутствии единого представления о ци, мы имеем огромное количество частных мнений. Может быть, какое-то из этих мнений истинно. Вопрос в том, как его вычислить?

И ещё, вполне возможно, что такое количество мнений на самом деле значит, что для разных людей это самое ци может проявляться по разному?

 

* * *

 

К счастью, всё украдено до нас. В смысле, не мы первые, кто заинтересовался этим вопросом. И те, кто заинтересовался раньше нас, кое о чём успели додуматься.

 

Так, по мнению Юрия Сенчукова, ци – это координация. Именно развивая координацию можно получить большую часть тех эффектов, о которых смутно толкуют дальневосточные мастера.

Координация здесь имеется в виду в максимально широком смысле слова. То есть, речь не о том, чтобы стоя на одной ноге, крутить на другой десять обручей и при этом жонглировать (хотя и это тоже полезно), а о том, чтобы быть в состоянии при необходимости контролировать движение любой части тела, и уметь их между собой координировать, объединяя усилия разных групп мышц таким образом, чтобы они не мешали, а помогали и усиливали друг друга.

Постепенно эта координация может уйти из крупных мышц внутрь, в мышечные волокна, и на выходе действительно будут проявляться эффекты, которые с непривычки могут показаться сверхъестественными.

 

Для того, чтобы это всё заработало, нужно тем или иным способом снять хронические мышечные напряжения (зажимы) в теле, и научиться при движениях не задействовать ненужные мышцы, одновременно максимально полно задействуя нужные. При этом, действия нужных мышц необходимо скоординировать между собой.

Дело в том, что нетренированный человек при попытке совершить какое-либо усилие, задействует множество различных мышц. Некоторые из этих мышц мешают ему сделать искомое усилие, другие мышцы вообще никакого отношение к совершаемому движению не имеют, и только некоторые обеспечивают нужное движение. При этом, они вынуждены бороться с теми мышцами, которые выполняемому движению мешают, и конкурировать за ресурсы с теми мышцами, которые к совершаемому движению отношения не имеют.

В результате, человек чувствует, что очень старается, а результат оказывается не таким уж большим. Однако, постоянно тренируясь, человек замечает, что тратит на то же самое действие всё меньше сил, а результат оказывается всё большим. Человеку при этом кажется, что он стал сильнее. Может быть, он и вправду стал сильнее – но не настолько. Зато он научился двигаться более экономно, более скоординировано. Те мышцы, которые обеспечивают данное движение, работают эффективнее и согласованнее, а все остальные в это время отдыхают. В результате, субъективно ощущаемое усилие уменьшается, а скорость и мощь на выходе возрастают.

То есть, результат тот самый, который должен был проявиться при использовании ци.

 

Однако, это − только начало. Эта «ци» знакома практически любому спортсмену. Да и не только спортсмену. Для тех движений, которые человек совершает постоянно, постепенно сами собой нарабатываются оптимальные траектории и оптимальные режимы работы мышц. То есть, мы можем сказать, что эти движения становятся высококоординированными. Иначе говоря, в этих движениях появляется ци.

Беда в том, что все остальные движения, кроме постоянно применяемых, высококоординированными не становятся. Для теннисиста высококоординированные движения будут одни, для пловца – другие, для боксёра – третьи… Да и если взять боксёров, то у каждого боксёра будут свои коронки – то есть, самые наработанные движения.

Нам же нужно, чтобы ци, как и было обещано традиционными мастерами, присутствовало в каждом движении. Иначе говоря, мы хотим не только создать ограниченное число специализированных двигательных программ, способных решать конкретные двигательные задачи, но и наработать общую, универсальную координацию, пригодную для решения практически любых задач.

То есть, узкий специалист в своём деле, конечно, всё равно даст фору универсалу, зато универсал в любом деле не будет абсолютным чайником. При этом, никто ему не мешает, приобретя универсальные навыки, стать также специалистом в каких-то конкретных областях. Причём, уже имея универсальные навыки, становится специалистом ему будет проще.

Для приобретения универсальных двигательных навыков есть целый ряд различных методик. Я со своей стороны могу порекомендовать для этой цели КОНТЭНовские круги от Сенчукова, специальную физическую подготовку от Черниховского и мои упражнения «Раскрутка» и «Простройка»*.

 

Но это не всё. Более того, это – только начало. Так сказать, первый уровень ци.

Не зря же говорят, что ци – это не просто ци, а – ЭНЕРГИЯ ци.

Что же это за энергия такая? И как она себя проявляет?

 

* * *

 

Скажем сразу, проявлять она себя может очень по-разному. Помните ещё о том, что всякие дальневосточные мастера, а также отечественные адепты эти проявления как только не описывают?

Но тут я снова сошлюсь на Юрия Сенчукова, по мнению которого все эти проявления – от банального усиления удара, и до самых экзотических эффектов, заставляющих думать не то об экстрасенсорике, не то об играх подсознания − не более чем «цветы на обочине».

 

Концепция цветов на обочине незамысловата.

Представьте, что вы отправились пешком в далёкий путь. И вот, вы идёте по дороге, а на её обочине растут прекрасные благоухающие цветы. Идя по дороге, можно любоваться этими цветами. Но если вы вместо того, чтобы идти, начнёте то и дело останавливаться и сходить с дороги, чтобы изучить эти цветы поближе, и нарвать самых красивых, то в результате вы никуда не дойдёте. А цветы всё равно к вечеру завянут.

 

Так вот, разнообразные эффекты, которые могут начать появляться при работе с координацией – это как раз такие вот «цветы на обочине». Ими можно любоваться, их даже можно использовать, когда они проявляются. Вот только не надо думать, что эти цветы – и есть цель вашей практики. То есть, не надо останавливаться и на этих эффектах излишне концентрироваться. Как выражается тот же Сенчуков: «что цветы, дальше ягодки будут!»

 

Итак, энергия ци. Что эта энергия может из себя представлять? Если попытаться перевести на современный русский язык то, что своими высокодуховными словами пытаются описать разные мастера, то с большой вероятностью окажется, что имеют в виду они разные вещи.

 

То есть, в разных случаях под ци может подразумеваться и волна, и сброс импульса, и использование инерции (своей, своего оружия, противника), и рикошет, и структура, и согласованная работа разных групп мышц, и распорка и многое другое.

То есть, все те вещи, которые, действительно, несводимы к обычной мышечной силе, но при этом не выходят за рамки обычной физики, анатомии, физиологии, психологии и биомеханики. И по большой части опираются они именно на координаЦИю.

Специалист уровня Н.А. Бернштейна** или Ф.К. Агашина*** может на пальцах, безо всякой эзотерики, объяснить большую часть наблюдаемых эффектов, и научить их достигать. А если что-то объяснить не сможет – то это значит, что нужно продолжать исследования, накапливать информацию, ставить эксперименты, делать выводы и в обозримом будущем получить новые знания. Только и всего.

Но это – учёные, владеющие научным методом и огромным багажом знаний, накопленных как ими самими, так и многими поколениями их предшественников. Они – теоретики.

А если посмотреть на практиков? Я имею ввиду, на европейских практиков, спортсменов, тоже, вроде бы, имеющих европейское высшее образование, и доверяющих науке, а не эзотерике.

Так что же будет, если на них посмотреть? А будет очень интересная вещь. Окажется, что большая часть спортсменов и тренеров в своей повседневной деятельности почти не пользуется наработками учёных-теоретиков.

В рамках эксперимента тот же Агашин за несколько занятий ставил боксёрам нокаутирующий удар и значительно увеличивал высоту выпрыгивания баскетболистов. Но кто из тренеров-практиков пользуется его наработками? Единицы. А большая часть продолжает работать по старинке, используя морально устаревшие методики и небольшое количество собственных наработок, основанных на интуитивных озарениях.

 

И что тогда взять с неграмотных китайцев? Я имею ввиду не современных, а тех, что когда-то давным-давно ввели в обиход понятие «ци». Им брать теоретические знания было неоткуда. Зато из практики они знали, что существует «ли» – то есть, мышечная сила. По простому – качка. А продолжая практиковать, они обнаруживали, что кроме ли есть что-то ещё. В зависимости от того, чем именно они занимались, это «что-то ещё» могло быть разным.

 

Прежде всего, включалась та самая оптимизация привычных движений, о которой мы говорили чуть выше. Китаец замечал, что если раньше, напрягшись изо всех сил, он ломал одну доску, то теперь он, вроде и не напрягаясь особо, ломает целых три. «Что-то тут не так», думал китаец и начинал прислушиваться к собственным ощущениям. А собственные ощущения при ломании досок говорили о том, что по его телу что-то как будто прокатывается. Но слова «волна» китаец не знал, и ввёл для обозначения этого, которое прокатывается, понятие ци.

А зарождается это самое ци где-то в корпусе – и вот, появляются дань-тяни – нижний и верхний. При этом, вполне логично предположить, что раз ци выкатывается именно оттуда – то перед этим оно должно там откуда-то взяться. Или − накопиться. И значит надо делать упражнения, которые, по субъективным ощущениям китайца, позволят этому самому ци в этих самых дань-тянях накапливаться.

Другой китаец заметил, что ци можно не только гонять по телу – но и выбрасывать из него, передавая в противника, или, скажем, гася свечу на расстоянии. Мы то с вами знаем термин «сброс импульса», а китаец не знал, поэтому говорил, что это – «ци».

Ну и так далее.

 

То есть, пока мы качаемся и наращиваем мышцы – это физика, её мы называем «ли», и с ней всё понятно. А как только начинается что-то непонятное, то мы его, в противовес физики, обозначаем как энергию, и называем «ци». И продолжаем практиковать, не тратя время на отвлечённые умствования.

А новичкам объясняем, что если будете старательно практиковать, то через некоторое время у вас эта самая «ци» – то есть, непонятные, но очень помогающие ощущения – сами собой попрут со страшной силой. Не пропустите. А пока ци не появилась, нужно заниматься развитием ли.

Через некоторое время обнаружилось, что если кто-то очень хочет научиться использованию исключительно ци – то у него это, как правило, не получается.

А те, кто честно и старательно практикуют ли, в большинстве своём рано или поздно получают и ци. Из этого делается вывод, что ци базируется на ли.

Правда, с течением времени мастера постепенно находят подводящие упражнения, позволяющие получать вожделенное ци быстрее. Более того, выясняется, что в принципе, с помощью всяких хитрых упражнений можно получить доступ к ци, почти не уделяя внимания ли.

 

И вот тут делается ещё два интересных наблюдения. Во-первых, выясняется, что человек, практикующий исключительно в поисках ци, сильно рискует здоровьем. Из этого делается вывод, что практиковать лучше под присмотром квалифицированного мастера.

Объясняется риск самотравмирования очень просто: если мышечно-связочный аппарат в достаточной степени не проработан, а человек уже получил доступ к технологиям ци, то он оказывается в состоянии сгенерировать значительные усилия, а его мышцы и связки, не получившие достаточной подготовки, не в состоянии эти усилия выдерживать.

Простой пример: если объяснить человеку, никогда не занимавшемуся спортом, как вложить в удар кулаком вес тела, то при попытке применить полученные знания он рискует повредить себе запястье.

Другой пример: если качать руки, не обращая внимания на спину, то есть риск получить проблемы с позвоночником.

 

Итак, во-первых, человек, практикующий исключительно в поисках ци, рискует здоровьем.

Во-вторых, обнаруживается эффект цветов на обочине. То есть, если человек чересчур сосредотачивается на всяких «странных феноменах», то сильно рискует остановиться в своём развитии. Если же, «любуясь цветами», он тем не менее продолжает идти дальше, то его развитие продолжается. Да и «цветы» становятся всё красивее.

То есть, чем дальше, тем до всё более интересных и тонких закономерностей докапывались мастера. Например, до того, что издавание определённых звуков способствует нанесению удара, причём, разным типам усилий соответствуют разные звуки. Кроме того, среди цветов на обочине обнаружилось множество не имеющих прямого отношения к боевым искусствам, но полезных, например, с медицинской точки зрения.

 

В общем-то, именно здесь и случилось разделение на «внешние» и «внутренние» стили. «Внешние» – это те, в которых основное внимание уделяется внешним движениям, так сказать, рукомашеству и дрыгоножеству. А «внутренние» – те, в которых сосредотачивались на движениях, происходящих внутри тела.

При этом, конечно же, адепты внешних стилей тоже используют всякие волны, импульсы, структуры и всё остальное из арсенала внутренних стилей. А адепты внутренних стилей всё равно двигаются, наносят удары и проводят броски (конечно, если они действительно занимаются боевым искусством, а не «гимнастикой в шёлковых пижамах»).

Вопрос в том, на что делается упор, а точнее, вопрос в том, «с какой стороны человек поднимется на гору» – а гора-то и у тех, и у других общая.

 

С течением времени некоторые эффекты ци становились всё менее таинственными и всё более понятными. Скажем, разобравшись с тем, как устроена «волна», мы начинаем называть её «волной» и перестаём называть этот эффект «ци». Человек, научившийся запускать по телу волну, знает, что «запускает волну», а не «использует ци».

Или, скажем, разобравшись с тем, как выстраивать структуру тела, для обозначения эффектов, которые даёт структура, перестают использовать термин «ци». То есть, «ци» всегда остаётся таинственной и труднодостижимой. А то, что понятно и сравнительно легко достижимо – именоваться «ци» недостойно.

То есть, если человек может толково и понятно объяснить, что это он такое делает, то для этого навыка он придумывает понятное название. А если толком объяснить не может – то и называет это «ци».

Если же говорить не об одном человеке, а обо всей совокупности занимающихся, то действия и принципы, использование которых широко распространено и не является секретным, имеют конкретные название. А всяческие ноу-хау и школьные секреты называются «ци».

Причём, зачастую получается так, что то, что в одной школе нормальная, всем известная вещь – в другой школе секретная техника и вообще «ци». И наоборот.

 

Однако, с развитием информационного общества секретов остаётся всё меньше, а «ци» тем самым становится всё таинственнее.

Если раньше какой-нибудь удар или бросок, не распространённый в этой местности, мог быть секретной техникой, то сейчас все удары и броски в общем-то всем интересующимся известны, и придумать что-то радикально новое довольно трудно.

То же самое касается принципов построения движений. Если в деревне все дерутся «по колхозному», то приехавший на каникулы боксёр, пару раз подравшись, вполне может начать задвигать местным про «ци», с помощью которого отправляет их в нокаут, получая энергию от земли (апперкот).

 

* * *

 

Некоторым родство «ци» и «координации» кажется настолько очевидным, что они усматривают здесь даже лингвистические параллели – координаЦИя.

Однако, в современном русском языке для понятия «ци» есть лучший аналог – читерство. Если же учесть, что слог «ци» легко переходит в «чи», и многие так и говорят «энергия чи», то родство этих терминов становится совершенно очевидным****.

 

Термин «читерство» пришёл к нам из компьютерных игр. Изначально под этим термином подразумевалось применение специально созданных или модифицированных программ или оборудования для получения игроком возможностей, не предусмотренных создателями игры. В сетевых, многопользовательских играх читерство даёт преимущества над другими игроками.

Вне компьютерной тематики читерство – это использование дополнительных возможностей, тех, которые не используются большинством. Если большинство людей начинает что-то использовать, то это перестаёт восприниматься как читерство, становится нормой.

Скажем, пока выпад в фехтовании не был широко известен, его использование являлось читерством. Подавляющие большинство противников было попросту не готово к тому, что их вот прямо сейчас уколят с такого огромного расстояние. Но как только информация о выпадах широко распространилась, и их стали изучать в базовом курсе подготовки – эффективность выпадов сразу снизилось, в них оказалось множество минусов. И вскоре выпады из читерского приёма превратились в рядовое техническое действие, занимающее своё место в системе навыков бойца. Не менее того, но и не более.

Другой пример: если все вокруг контратакуют в темп, то работа по схеме «парад-рипост» окажется неожиданной и будет воспринята как читерство. Но если все вокруг используют «парад-рипост», то читерством окажется работа в темп*****.

Если же работают и так, и так – то ни то ни другое читерством не будет – просто разные действия, и у каждого свои плюсы и минусы. Если применять их вовремя и к месту – то всё будет отлично. Если не вовремя и не к месту – то ничего хорошего не получится.

Примеры можно приводить до бесконечности. Но сам принцип, думаю, уже понятен: читерство – это применение не очевидных для других людей действий, использование неочевидных для большинства закономерностей, или очевидных закономерностей неочевидными способами. Также читерство – это срезание углов там, где большинство об этом не задумывается, использование маленьких (а иногда и не маленьких) хитростей. Также можно сказать, что читерство – это оптимизация процесса там, где большинство привыкло к стандартным решениям и не пытается искать чего-то нового.

 

Если посмотреть под этим углом на всё вышесказанное, то становится очевидным, что «ци» – это типичное читерство. Однако, читерство бывает очень разным.

Если вспомнить концепцию пяти составляющих мастерства из «Единого языка фехтования», то своё читерство есть в каждой из них. Традиционное понимание ЦИ – это читерство кондиционное и двигательное.

Вышеупомянутые выпады или работа в темп в противовес работе парад-рипост – это примеры читерства в области техники.

Также свои способы читерства есть и в тактике, и в стратегии.

 

Если боец молод, имеет хорошие врождённые кондиции и много тренируется, он может полагаться на свою силу, скорость и реакцию. Но с возрастом кондиции неизбежно ухудшаются. Поэтому, любой хороший боец с возрастом неизбежно становится читером.

Хотя, сам он может этого не подозревать.

Так, весьма распространена ситуация, когда человек, медленно показывая свою технику, делает одно, а на скорости − другое. Не то чтобы совсем другое – но всё-таки для опытного взгляда заметно, что его движения на скорости изменяются. При этом, он сам этого не замечает, пребывая в уверенности, что делает тоже самое.

Дело в том, что когда-то он выучил некие движения, но с опытом они понемногу оптимизировались, стали быстрее, сильнее, эффективнее. Но сам боец этого не заметил, и теперь учит своих учеников тому же, чему его самого когда-то давно научили.

Бывает и иначе, когда боец вполне понимает, что и как делает, но при попытке кого-то научить этому, раз за разом терпит неудачу, потому что начинающие попросту ещё не готовы это воспринять. И прежде, чем они дорастут до столь изысканного читерства, им нужно набрать приличный спарринговый опыт. Или позаниматься подводящими упражнениями.

 

И последнее. Это важно не столько бойцам, сколько тренерам и их ученикам. И тем и другим полезно помнить, что читерство бывает правильное – и не правильное.

Неправильное читерство – это когда легче бойцу, а правильное – это когда труднее его противнику.

То есть, если боец в ходе тренировки читерит с целью облегчить себе выполнение того или иного упражнения – это читерство неправильное и его необходимо беспощадно пресекать. Результатом такого читерства будет то, что сейчас бойцу легче заниматься, зато потом его противнику будет легче с ним справиться.

Если же боец не будет читерить на тренировках, то он сможет научиться правильному читерству, и когда он его применит – противнику придётся плохо.

 

 

P.S. Автор не претендует на знание абсолютной истины о боевом аспекте «ци». Что же касается всяких лечебных эффектов и эзотерики, не имеющих прямого отношения к боевым искусствам, хотя косвенно с ними связанных, то в эти области я и вовсе лезть не намерен.

Если вдруг кто-нибудь сможет понятным русским языком объяснить мне, что такое «ци», причём его трактовка будет сильно отличаться от моей, то я буду ему очень благодарен.

 

 

Если вам было интересно, то можно пролистать другие тексты в разделе «Статьи», посмотреть фильмы, почитать книгу или прийти к нам на тренировку и высказать в лицо всё, что вы думаете о глупостях, которые тут опубликованы – ну или просто потренироваться.

 

Приветствуются перепечатки с указанием авторства и ссылкой на исходник.

 

 


 

* Про КОНТЭНовские круги смотри сайт www.conten.ru; выход фильма о Специальной Физической Подготовке запланирован на 2011 год, рабочее название «Фехтование как оно есть» Часть III «СФП»; упражнения «Раскрутка» и «Простройка» подробно разобраны в фильме «Фехтование как оно есть» Часть II «Искусство управления клинком».

 

** Бернштейн Николай Александрович (1896 – 1966), советский физиолог, создатель нового направления в науке — физиологии активности, член-корреспондент Академии медицинских наук СССР. Автор ряда работ по биомеханике и физиологии движения, а также научно-популярной книги «О ловкости и ее развитии».

 

*** Агашин Фёдор Константинович (1940 – 1992). советский биомеханик, разработавший основы конструирования спортивного инвентаря ударного действия (ракетки, клюшки), создавший ряд оригинальных тренажёров и теорий, поясняющих принцип их действия. Мастер спорта по теннису. Агашин занимался спортивной биомеханикой, разработал несколько оригинальных тренажёров для тренировки теннисистов, футболистов, волейболистов, хоккеистов, боксёров. Автор большого количества работ, основные свои идеи Агашин излагает в книге «Биомеханика ударных движений».

 

**** Все лингвистические «открытия» этой статьи шуточны.

 

***** «Парад-рипост» – то есть, сначала боец защищается, а потом, следующим движением контратакует. Работа в темп – когда боец одним движением и защищается, и контратакует.

 

 

Оставить комментарий