Условно-прикладное фехтование
Новинка!

Disk III - обложка

Фильм III

«Специальная
Физическая
Подготовка»


Подпишитесь
на рассылку:

Фехтование
как оно есть

Архив рассылки



Присоединяйтесь
к нам
в соцсетях:

вКонтакте

Facebook


Twitter
Telegram

invalidnakomand ЖЖ

Instagram

Одноклассники


Разговор о правилах турниров.
Часть I.

Тактическая правота в спортивном фехтовании
и смежных дисциплинах

Александр Зелендинов

 

Похоже, движение наконец дозрело до предметного обсуждения турнирных правил и фехтования в целом. Обсуждения не того, сколько очков давать за голову и сколько за конечность, или сколько должно быть боковых судей, – а до серьёзных размышлений о том, куда мы идём, чем и как имеет смысл заниматься, для чего вообще нужны турниры, чего можно добиться с их помощью, какие действия бойца осмысленны, а какие нет, и как их правильно оценивать.

 

Вот, например:

Кирилл Данилов – https://vk.com/id10690950?w=wall10690950_95

Вячеслав Калашников – https://vk.com/id191031431?w=wall191031431_103%2Fall

Вадим Полюга – https://vk.com/vadpol?w=wall7768536_1957

Алексей Трекин – https://vk.com/trekin?w=wall580246_1362%2Fall

И т.д., и т.п.

 

То есть, людей наконец заинтересовал вопрос «о чём фехтуем» – тот самый, который уже больше 15 лет назад поднял Алексей Булавкин, но долгое время оставался непонятым.

Что интересно, в текстах современных авторитетов местами наблюдаются текстуальные совпадения с тезисами тех же Булавкина или Черниховского десяти-пятнадцатилетней давности.

Я, в свою очередь, довольно давно задумал серию статей на эту тему, но никак не мог выйти из стадии набросков. Тем более, что особого смысла торопиться не видел – всё равно большая часть потенциальной аудитории не особо интересовалась теорией, считая (как и я когда-то), что всё и так понятно: кто кому больше набил – тот и молодец. А вопросы о том, что такое «больше» и «набил» – бессмысленные.

Теперь ситуация изменилась, поэтому я начинаю публиковать свои размышления на эту тему. Ниже – первая часть этих размышлений. Это – сокращённый текст моей работы, которую я писал на курсах РГУФКа по повышению квалификации для тренеров фехтования. Этим объясняется академичный стиль текста.

На первый взгляд, может показаться, что всё написанное ниже – это про спортивное фехтование, и не имеет никакого отношения к тому, чем мы все занимаемся. Но вы вчитайтесь! Ведь спортивное фехтование тоже не на пустом месте возникло в современном виде. Просто, оно намного раньше вступило на тот путь, по которому теперь, с упорством, достойным лучшего применения, пытаемся пойти мы, не замечая разложенных на нём грабель, и считая, что мы – такие первые и уникальные, а до нас тут никого не было. (А то средневековые мануалы сейчас многие уважают, а о том, как от этих мануалов пришли к олимпийскому виду спорта – почему-то мало кто задумывается. А ведь это – тоже история фехтования).

Меня действительно беспокоит то, в каком направлении сейчас всё развивается. У нас перед глазами уже есть спортивное фехтование и кендо, а также различные виды рукопашных спортивных дисциплин – не хотелось бы повторять их путь. Поэтому постараюсь не затягивать и на следующей неделе опубликовать продолжение своих размышлений.

Итак.

 


Тактическая правота в спортивном фехтовании
и смежных дисциплинах

 

Введение

 

В развитии современного спортивного фехтования огромную роль играет сочетание двух факторов: тактической правоты и наличия электрофиксатора. Их взаимные влияния и противоречия оказывают определяющее влияние на технический и тактический арсенал бойцов, и малейшее изменение правил, связанных с тактической правотой или с фиксируемым аппаратом интервалом времени между уколами (ударами) тут же меняет картину боя. Поэтому достойно удивления, что в существующей на настоящий момент научной и учебной литературе этой теме уделяется столь мало внимания. Также мало внимания этой теме уделяется и в зарождающихся на наших глазах новых спортивных дисциплинах, связанных с фехтованием.

В этой статье я постараюсь частично восполнить этот пробел и начать подробный разговор о том, что такое «тактическая правота» в спортивном фехтовании и за его рамками, для чего её целесообразно использовать, а где её использование приводит к выхолащиванию техники.

 

Когда фехтовать пытаются два человека, не имеющих понятия о том, как это делается, то они либо беспорядочно скрещивают клинки, вместо того, чтобы нанести удар по оппоненту, либо, напротив, не имея понятия о защите, наносят удары одновременно. Несомненно, такая же картина наблюдалась и во времена зарождения фехтования.

Как пишет Давид Абрамович Тышлер: «поиск наиболее эффективных методик для освоения систем ведения боя также имеет многовековую историю. Главной же проблемой, которую пришлось решать специалистам фехтования, являлась необходимость избегать одновременных взаимных атак. А взаимные уколы или удары возможны в бою при возникновении близкой дистанции (собственно, для этого и сближается один из участников. А иногда и оба). Создавшееся критическое расстояние перед атакой нередко служит сигналом и противнику для начала действия. Ведь подобная ситуация длится мгновение, что затрудняет её переоценку и изменение намерения. Данные особенности ведения боя на холодном оружии потребовали введения в оценки действий участников определенных условностей»1.

То есть, тактической правоты.

«Использование данных условий для оценки результативности уколов или ударов ускорило обучение фехтованию за счёт повышения уровня тактической обоснованности действий в поединках»2.

То есть, пользу понятия тактической правоты в обучении действительно трудно переоценить. Боец, пытающийся наносить удары произвольно, без оценки происходящего, без выбора момента для безопасной атаки, обречён на поражение от противника, выбирающего для атаки безопасный момент. Только зная способы перехвата права на атаку и умея их применять на практике, занимающийся может стать успешным бойцом.

Но дальше Тышлер пишет: «В дальнейшем совершенствуются правила ведения боёв и технологии судейства, вводится электрофиксация уколов и ударов, которые становятся основой для развития спортивного фехтования, сохранения исторически сложившихся закономерностей противоборства в схватках, поединках, соревнованиях»3.

И здесь я вынужден усомниться, поскольку усматриваю явное противоречие: действительно, пока преобладает «тактическая правота», боец стремится завоевать её, и только после этого атаковать, будучи уверенным, что его оппонент будет вынужден сперва защититься, и только после этого наносить удар. Но с появлением электрофиксатора и последовательным сокращением интервала времени, фиксируемого аппаратом между уколами (ударами) тактическая правота постепенно отступает на второй план. Ведь если боец нанёс удар первым и это было зафиксировано аппаратурой, то насколько правомочной была его атака, уже никого не интересует. Никого также не интересует, что спортсмен получил ответный укол (удар) возможно куда более чувствительный (если только противник не успел нанести его в интервал времени, фиксируемый аппаратом).

Пока понятие тактической правоты использовалось в обучении людей, готовящихся к реальному бою, оперируя этим понятием, занимающиеся быстро обучались определять выгодные и невыгодные моменты для своей атаки. И тогда учебный бой по правилам, аналогичным современным правилам рапиры, позволял начинающим обучение научиться перехватывать право на атаку, а учебный бой по правилам шпаги – реализовать полученные навыки, не пренебрегая возможностью обогнать противника, если такая возможность представилась.

Но когда фехтование разделилось на три отдельных полноправных вида спорта, и появился электрофиксатор, ситуация резко изменилась. Для объективизации судейства при проведении соревнований пришлось предельно формализовывать (и тем самым неминуемо доводить до абсурда) установки, изначально бывшие логичными для процесса обучения.

 

Рассмотрим подробнее, что подразумевается под понятием «тактическая правота» в олимпийском фехтовании и смежных областях.

 

 

1. Термин «тактическая правота»

 

В спортивном фехтовании понятие «тактическая правота» введено «для атак и защит с ответом в ситуациях нанесения взаимных уколов или ударов, чтобы избегать возможных многочисленных обоюдных атак. Атакующим считается фехтовальщик, первым начавший продвижение клинка к поражаемой поверхности (следовательно, и быстрое сближение), за что и получает преимущество над противником, одновременно наносящим встречный укол или удар. Преимущество получает также фехтовальщик, отбивший клинком атаку противника и нанесший ответ уколом или ударом»4.

То есть, излагая проще: если первый боец начал атаку, то второй должен сначала защититься, и только потом начинать атаковать сам. И это вполне логично – конечно, если он не самоубийца.

Если вместо того, чтобы защищаться, второй начнёт встречную атаку, и в итоге оба бойца попадут друг по другу, то виноват в этом считается тот, кто пренебрёг защитой. Если же второй боец защитился – то тем самым он перехватил право на атаку, и теперь уже первый боец обязан защищаться. То есть, он, конечно, может не защищаться – но тогда, если будет обоюдное поражение, то виноват в этом уже будет он.

Подчёркиваю, что речь идёт о том, как оценивать случаи обоюдного поражения. Если второй боец не станет брать защиту, но при этом умудрится попасть по противнику не получив удара – он будет в своём праве.

 

Если же выйти за рамки олимпийского вида спорта, то в самом общем виде «принцип тактической правоты формулируется следующим образом: действие оружием является правомерным, если вероятность поражения противника значительно выше, чем угроза [от] его [возможной] контратаки. Точная оценка действий производится с учетом условий конкретной тактической ситуации. Отсюда, все действия, которые изучаются в дисциплине исторического фехтования, в своей основе должны нести в себе гарантию безопасности для исполняющего»5. (N.B. Это Булавкин, текст 2002 года! Как над ним тогда потешались!)

 

Рассмотрим, к каким последствиям приводит тенденция использования понятия «тактической правоты» в сочетании с электрофиксатором в практике соревнований.

 

 

2. Влияние тактической правоты и электрофиксатора
на три вида олимпийского фехтования

 

В трёх видах олимпийского фехтования можно видеть совершенно разные тактические и технические приоритеты в действиях бойцов. Конечно, на них влияют различия в зоне поражения и в способах поражения противника (только уколы в шпаге и рапире; уколы и удары в сабле). Но также значительную роль играют различия в правилах, касающиеся тактической правоты и использования электрофиксатора.

Так «в фехтовании на рапирах, в связи с ограниченной поражаемой поверхностью и тактическими преимуществами атак и ответов, особенно важно умение продвигать клинок в атаках к туловищу противника без столкновений с его защитами. Необходимо при этом учитывать амплитуду и ритм перемещений оружия и изменений дистанции. В свою очередь, построение обороны основывается на разнообразии направлений защитных движений клинком»6.

«В фехтовании на шпагах выделяется стремление спортсменов опережать действия противников на основе точной оценки микроинтервалов времени и пространственных положений клинков при их перемещениях»7.

«В фехтовании на саблях невелик объём взаимодействий клинками и практически нет проблемы целевой точности нанесения ударов, но исключительно высоки требования к пространственно-временным параметрам движений, соотношению между альтернативными действиями»8.

Рассмотрим каждый из видов фехтования немного подробнее и расшифруем смысл, скрывающийся за этими строгими формулировками.

 

 

2.1. Рапира

 

Сначала поговорим о рапире.

Во-первых, в фехтовании на рапирах согласно действующим правилам соревнований «аппараты не указывают преимущества времени нанесения укола одним участником по сравнению с временем нанесения укола другим участником. Наоборот, после некоторого отрезка времени “X” (которое не имеет отношения к “фехтовальному темпу” – основе судейства в соответствии с условиями фехтования на рапирах), начиная с момента первого сигнала, поданного аппаратом, этот последний не должен более подавать сигналы о последующих уколах. Время Х, установленное в настоящий момент на 750 мс плюс-минус 50 мс, может быть изменено»9.

То есть, в момент получения укола одним из бойцов аппарат срабатывает и в течении трёх четвертей секунды готов зафиксировать ответный укол. Через три четверти секунды аппарат отключается и дальнейших уколов, если таковые будут, уже не фиксирует. При этом, в случае обоюдных уколов, аппарат не фиксирует, кто из бойцов нанёс удар первым. Кто прав, а кто виноват в случае обоюдных уколов решают судьи, руководствуясь принципами тактической правоты.

 

Как видим, времени на ответный удар у атакуемого достаточно много (три четверти секунды), вероятность нанесения обоюдных уколов велика, а в этом случае удар будет присуждён бойцу, завоевавшему тактическую правоту.

Таким образом, в соревнованиях, где не идёт речь об угрозе жизни или хотя бы здоровью участвующих, боец будет заинтересован не в том, чтобы избегать получения укола (для чего изначально было предназначено понятие тактической правоты), а в том, чтобы полученный им укол был тактически неправильным.

(Конечно, это верно только при условии, что в течении трёх четвертей секунды до или после получения укола он сам нанесёт тактически правильный укол – то есть, на нанесение укола бойцу даётся целых полторы секунды: три четверти до возможного укола противника и три четверти – после, лишь бы тактическая правота при этом была на стороне бойца. А полторы секунды – как знает любой фехтовальщик – это очень и очень много.)

 

Каким же образом определяется тактическая правота?

«Избегать столкновения с клинком противника в атаках достаточно сложно, что обусловлено … условиями «тактической правоты», которые установлены в правилах соревнований для защит с ответом, благодаря чему практически любое соприкосновение с клинком наступающего противника прерывает атаку (здесь и далее выделение А. Зелендинова). Таким образом, среди приёмов нанесения уколов наиболее пригодны переводы и серии переводов, прежде всего для применения в атаках»10.

«Только обходя клинком защитные построения противника можно направить остриё в точку поражения при реализации многотемповых нападений. Иначе столкновение с оружием обороняющегося неизбежно, что в свою очередь влечёт в соответствии с правилами соревнований (рапира и сабля) потерю права на продолжение действия и преимущество в этом случае переходит к противнику»11.

 

То есть, мы видим влияние правил не только на тактику (а именно, допустимость обоюдных уколов), но и на технику: правила перехвата права на атаку диктуют бойцу, какие именно приёмы ему выгоднее проводить!

Дальше ещё интереснее. Как мы уже видели, неизбежная формализация правил, необходимая для проведения соревнований (чтобы исключить предвзятость и разногласия судей), привела к тому, что защитой считается почти любое соприкосновение клинков. Но аналогичный абсурд происходит и с атакой!

Вот что пишет по этому поводу Аркадьев: «Боец любит в атаках применять финты и делает это искусно. Его противник имеет возможность существенно помешать ему применять атаку с финтами держа в бою позицию «вытянутая рука», которая обязывает рапириста начинать атаку с взятия оружия. Мешать противнику применять им атаки можно не только исключив из его атаки особенно удающиеся ему приемы, но и затруднив ему выход в атаку»12.

То есть, не только защитой считается любое касание клинков, но и атакой − просто вытянутая вперёд рука.

Но и это ещё не всё!

 

Исследованиями, проведёнными в 70-х годах XX века, было установлено, что «для фехтовальщиков на саблях ведущим является зрительный раздражитель, для фехтовальщиков на рапирах – тактильный, а для фехтовальщиков на шпагах – сочетание зрительного и тактильного. Но фехтование меняется, и для фехтовальщиков на рапирах тактильный раздражитель потерял своё универсальное значение. Рапиристы в основном избегают контакта с оружием противника при подготовке своих действий. Зачастую их манера фехтования напоминает поединки саблистов прошлых лет. Это, несомненно, должно «обеспечить» ведущую роль зрительному раздражителю»13.

Таким образом, мы видим, что правила влияют не только на тактику и технику, но и на развитие ощущений бойцов: полвека назад опытный рапирист мог вести бой фактически вслепую, основываясь на тактильных ощущениях от соприкосновений с клинком противника, сейчас же основным умением рапириста является избегание соединений (чего, конечно же, можно добиться только с помощью зрения), и напротив, перехвата права на атаку, для чего служит касание клинка противника. Обратите внимание, не взятие защиты, о чём грезили создатели понятия «тактической правоты», а – цитирую повторно – «практически любое соприкосновение с клинком наступающего противника»!

 

 

2.2. Сабля

 

Теперь коснёмся фехтования на саблях.

Согласно правилам: «После регистрации удара (укола), удар (укол) с другой стороны регистрируется, если он нанесен не позднее чем через интервал времени 300-350 миллисекунд (то есть, треть секунды – А. Зелендинов). Аппарат не показывает преимущество времени нанесения удара (укола) одним фехтовальщиком относительно времени нанесения удара (укола) другим фехтовальщиком»14.

 

И что же мы видим в практике соревнований? «В тактике современного фехтования на саблях можно выделить три наиболее часто возникающие ситуации, – пишет Тышлер. – Первая из них характерна взаимными одновременными простыми атаками после команды арбитра «Начинайте!»»15

То есть, атаковать настолько выгоднее, чем защищаться, что бойцы фактически соревнуются между собой за право первым начать атаку. Не за попадание по противнику, и даже не за то, кто попадёт первым, а за то, кто раньше начнёт атаку – то есть, «инициативное действие нападения, выполняемое выпрямлением руки и непрерывно угрожающее поражаемой поверхности противника ударом или уколом»16.

 

Бойцам настолько важно завоевать право на атаку, что для того, чтобы они не бегали друг на друга, им пришлось правилами запретить скрещивать ноги при атаке17 – другого способа формализовать запрет на бег, но при этом оставить возможность скачков не придумали.

И это стремление заполучить право на атаку вполне оправданно: если боец, начав атаку, полностью игнорирует возможность получения ответного удара, то защититься от него чрезвычайно сложно. Бойцу при этом совершенно неважно, что удар оппонента может оказаться сильнее, точнее, даже то, что этот удар может быть нанесён на треть секунды раньше – ему главное хоть как-нибудь дотянуться до противника – и он победил! Потому что на его стороне будет формальная тактическая правота.

Чтобы хоть как-то ограничить этот абсурд, арсенал «правильных» атак (то есть, таких, при которых противник не имеет права на собственную атаку) искусственно ограничен правилами. Например:

«Атака с шагом вперед – выпадом выполнена правильно:

– в простой атаке – когда рука выпрямляется раньше конца шага, и когда удар достигает цели не позднее конца выпада;

– в сложной атаке – когда рука, выпрямляясь в правильно выполняемом первом финте во время шага, наносит удар не позднее конца выпада»18.

«Чтобы судить о правильности атаки следует учитывать, что:

1. Если атака начата, когда противник находится в положение “острие в линии”, атакующий должен сначала отвести оружие противника. Судьи должны быть внимательными, чтобы не засчитать простое прикосновение к клинку как достаточное для отведения оружия противника.

2. Если в поисках оружия, чтобы его отвести, это не удается (вследствие “деробмана” – убирания клинка от действия на оружие) приоритет переходит к противнику.

3. Если атака начинается, когда противник не находится в положении “острие в линии”, атака может выполняться ударом (уколом) прямо, переводом, переносом, или с предварительными эффективными финтами (см. Т.77), заставляющими противника взять защиту»19.

«В сложных атаках финты должны быть выполнены правильно, то есть:

1. финт уколом – рука выпрямлена, острие постоянно угрожает поражаемой поверхности.

2. финт ударом лезвием – рука выпрямлена, клинок и рука составляют угол около 135°, лезвие угрожает поражаемой поверхности»20.

И т.д., и т.п.

Вся эта казуистика с одной стороны искусственно сокращают свободу действий фехтовальщиков, а с другой стороны, всё равно оставляют некоторую свободу трактовкам судей.

 

Но вернёмся к трём наиболее часто возникающим при фехтовании на саблях ситуациям, описанным Тышлером. Как вы помните, первая ситуация – это обоюдная атака сразу после начала боя.

«Третья ситуация включает «проваливание» длинно сближающегося или атакующего противника за счёт отступления в условиях сохранения критической дистанции. Затем, при закрытии противника назад, следует атака»21.

То есть, если боец успел начать атаку явно раньше, то его противник не рискует вступать в практически безнадёжное противоборство – ещё бы, ведь даже получив удар на треть секунды раньше, атакующий его преспокойно проигнорирует и продолжит свою атаку, не обращая внимание на такие досадные мелочи – и с точки зрения правил будет абсолютно прав. Поэтому защищающийся предпочитает отступать, выжидая, когда атака закончится естественным образом, чтобы в свою очередь получить право на атаку.

 

Третью ситуацию мы поставили перед второй, в соответствии с логикой происходящего в бою, потому что «второй ситуацией является преследование отступающего противника»22. То есть, один боец начинает атаку, второй отступает, ожидая, когда атака закончится сама собой, а первый «технически правильно» преследует, пытаясь удержать за собой право на атаку.

Потом, если атака не увенчалась успехом, она заканчивается – и бойцы меняются ролями: теперь в тактически обоснованную атаку бросается ранее отступавший боец. И т.д.

 

Происходит же всё это из-за сочетания формального понимания «тактической правоты» и существования электрофиксатора, установленного на интервал в треть секунды. Учитывая, что по экспериментальным данным автора, нанесение спортивной саблей по воздуху шести ударов за секунду не представляет особого труда, очевидно, что треть секунды вполне позволяет атакующему нанести удар по противнику, даже если защищающийся успеет ударить первым. И пока его клинок занят нанесением удара – защищаться ему трудно.

А поскольку, в соответствии с правилами «тактической правоты» результативным будет признан именно удар атакующего, защищающемуся в большинстве случаев нет смысла рисковать и вступать в противоборство с атакующим противником, пытаясь перехватить у него право на атаку. Это, конечно, не значит, что такого вообще не случается. Но количество активных перехватов права на атаку на соревнованиях меньше, чем могло бы быть при других правилах.

 

 

2.3. Шпага

 

В заключении нашего краткого обзора поговорим о шпагах.

В фехтовании на шпагах понятие «тактической правоты» отсутствует. В условиях соревнований, когда жизни и здоровью бойцов ничего не угрожает, это неизбежно привело к огромному количеству обоюдных уколов, с ничтожной разницей во времени.

Конечно, в реальном бою такое было бы невозможно. Боец, предпочитающий работать на опережение, не заботясь о защите, неизбежно погиб бы, встретив противника, даже не превосходящего, а просто не намного уступающего ему по скорости. В этом случае наш бесстрашный боец успел бы нанести удар первым, но при этом уже начавшийся удар противника тоже достиг бы цели.

Но, поскольку в условиях соревнований, такого рода естественный отбор невозможен, тактическая правота не учитывается, а за защиты очков не дают, преимущество получает боец, не особо отвлекающийся на защиты, а предпочитающий атаковать на опережение.

 

Очевидно, что если один из противников только атакует, а второй ещё и защищается, первый естественным образом успевает за единицу времени совершить большее количество атак, чем второй. И если противники примерно равны по уровню мастерства, но один наносит больше ударов, то просто статистически тот, кто тратит время на защиты, будет проигрывать. А поскольку бой ведётся не до одного удара – выигрывает тот, на кого работает статистика.

Это обстоятельство закономерно привело к уменьшению роли защит, и увеличении роли атак и контратак в боях шпажистов. В результате, бойцы сравнимого уровня начали наносить обоюдные уколы практически одновременно – с разницей во времени, не фиксируемой глазом.

Поскольку преобладающую технику и тактику бойцов-спортсменов можно регулировать только посредством изменений правил, именно это и произошло. Вопрос был в том, бороться правилами с обоюдными уколами, или научиться определять исчезающе малый приоритет во времени. Выбрали второе – видимо, это показалось проще. О том, что таким образом реалии спортивного поединка всё больше отдаляются от логики реального боя, предпочли не задумываться.

 

В результате, согласно современным правилам, «аппарат должен регистрировать лишь укол, нанесенный первым. Если интервал между двумя уколами менее 40 миллисекунд (1/25 секунды) аппарат должен сигнализировать обоюдные уколы (одновременное зажигание обеих ламп). Выше 50 миллисекунд (1/20 секунды) аппарат должен сигнализировать лишь один укол (зажигание лишь одной лампы). Допустимое отклонение регулировки аппарата находится в этих двух пределах (1/25 и 1/20 секунды)»23.

«Введение объективного критерия в оценке последовательности нанесения ударов (уколов) при взаимных попытках выполнить нападение (0,12 с) существенно уменьшило влияние арбитров при определении победителей схваток. Возникли предпосылки для повышения всей системы оборонительных действий, в том числе за счёт более частого применения защит с ответом, контрзащит с контрответом, контратак уколом. Следовательно, тактически обоснованным является расширение состава действий за счёт применения атак с финтами на защищающихся противников и повторных атак против обороняющихся с отступлением, атак и контратак ударом в вооруженную руку»24.

 

Таким образом, и в фехтовании на шпагах, путём изменения правил, бойцам диктуется, как именно им фехтовать.

 

 

3. Способы приобретения тактической правоты

 

Мы кратко рассмотрели влияние формализованных правил «тактической правоты» в сочетании с наличием электрофиксатора на технический и тактический арсенал олимпийского фехтования.

В практике соревнований по смежным видам фехтования электрофиксаторы и понятие «тактическая правота» не применяются. Однако те проблемы, которые в олимпийском фехтовании решаются с их помощью, существуют и в смежных видах. Да и сама по себе тактическая правота никуда не девается – очевидно, что боец, пренебрегающий завоеванием права на атаку, не сможет показать значительных результатов. Но в отсутствии электрофиксатора и формализованных правил приобретения «тактической правоты» те же проблемы решаются иначе.

При этом фехтование в целом значительно разнообразней олимпийского фехтования25 и, соответственно, способов получения тактической правоты в нём значительно больше, и они могут сильно различаться, в зависимости от рассматриваемой разновидности фехтования.

Вот, например, что на эту тему пишет Алексей Булавкин в статье «Историческое фехтование: теория построения поединка»:

 

«К тактической правоте относятся приоритеты в:

– инициативе;

– мощности;

– точности;

– скорости;

– маневре;

– времени (ритме поединка);

– контроле оружия.

Для каждой ситуации это определение должно разбираться с учетом структуры приема. Возможно, что на ваш приоритет по мощности противник противопоставит приоритет по скорости, или приоритету по точности будет противопоставлен приоритет по контролю оружия. Анализ этих коллизий для определения приоритета возможен только для каждой конкретной ситуации.

Тем не менее, для каждого вида оружия возможно выделить несколько общих техник, которые реализуют один или несколько из вышеперечисленных приоритетов для обеспечения тактической правоты. Далее будут рассмотрены некоторые из таких техник.

 

4. Приемы обеспечения тактической правоты (приемы перехвата права атаки)

На примере техники работы полутораручным мечом рассмотрим следующие группы приемов перехвата права атаки:

Уклонение (при сохранении дистанции) с контратакой. Принцип исполнения подразумевает использование времени движения в уклонении для одновременного исполнения замаха на свой удар. Данное действие возможно лишь в том случае, если противник следуя принципу историчности исполняет рубящий удар, а не действие касания. В этом случае, исполняя замах во время уклонения, обеспечивается опережение противника по времени на полтакта по отношению к его последующей атаке, т. к. к моменту начала вашего удара он вынужден только заканчивать свой. При смене техник, во время уклонения противнику исполняется действие более короткое по траектории, нежели его атака, направленное либо на ее прерывание и создание благоприятных условий для собственной контратаки, либо на поражение легкодоступных в такой ситуации слабозащищённых мест противника;

Рипост (перехват инициативы в паузу между атаками противника). Под рипостом понимается контратака в той же технике, когда противник по той или иной причине прерывает серию атакующих ударов (делает паузу), которой можно воспользоваться для контратаки. Пауза может быть допущена самим противником, либо ее можно создать искусственно. Контратака в паузу является приоритетной по отношению к атаке противника, т. к. при правильном исполнении действие контратаки начнется раньше, чем следующий в серии удар противника, что вынудит его перейти в защиту, либо обеспечить себе сохранение права атаки иными техническими действиями;

Контратака сменой техники атаки (с рубящей на режущую, с колющей на рубящую и т. д.). Под сменой техники подразумевается противопоставление атаке противника более быстрого, либо более мощного, либо более точного атакующего действия. Например, на вертикальный рубящий удар в голову можно выполнить контратаку режущим ударом с одновременным разрывом дистанции (более быстрое действие), или на атаку режущим ударом можно ответить рубящим, и тогда, если противник еще не успел выполнить поражающего действия, он столкнется с более мощным и более разрушительным воздействием, направленным на себя, в тот момент, когда он находится в неудобном положении;

Скользящий блок (слив). Действие основано на возможности внезапного превращения заведомо слабой защиты от сильного рубящего удара, которую противник пытается преодолеть за счет мощности своей атаки, в скользящий блок. В момент, когда оружие приходит в соприкосновение, защищающийся выполняет выход из плоскости атаки уклонением, контролируя своим мечом плоскость развития удара противника. Это заставляет атаковавшего провалиться со своей атакой, а защищающийся оказывается в удобном положении для выполнения своей контратаки, с мечом, уже начинающим выполнять удар;

Инерционное воздействие давящего характера (отжим). Это воздействие на оружие противника по углам скольжения и отражения, запускающее его в направлении, невыгодном для выполнения противником последующего удара. В этой ситуации контроль за своим оружием у противника значительно снижен, что является благоприятной ситуацией для перехвата права атаки. Технической особенностью отжима является то, что он выполняется после статичного прямого блока, при полном погашении инерции первоначального действия обоих клинков, и, таким образом, не является сбивом оружия. Отжим производится в момент временного краткого расслабления мышц руки в момент их переключения с поступательного движения на возвратное;

Обезоруживание. Силовое воздействие вращением на оружие противника, направленное против сустава вооруженной руки, использующее механическую слабость хвата по определенным направлениям для отбора оружия;

Зажим (залом). Зажим представляет собой форму контроля оружия противника в момент окончания одного удара и начала следующего (для серии). Контроль осуществляется контактным сопровождением клинка противника с момента начала его замаха с последующим зажимом о тело противника. Зажим не позволяет противнику воспользоваться своим оружием также эффективно как вам своим. Залом — форма обезоруживания, выполняемая с использованием вспомогательного средства (щита, наруча, второго клинка) и является противопоставлением более сильного рычага на клинке рычагу хвата;

Скручивание. Действие, прерывающее скоростную серию противника. Производится с дистанции, на которой вас поразить нельзя, скручивающим воздействием на последнюю (от гарды) треть клинка противника вашим клинком. Данное действие создает паузу в атаке противника, сбивая ее ритм и неожиданно изменяя (переориентируя) траекторию текущего удара. Скручивающее воздействие сходно со сбивом, но выполняется не прямолинейно, а по круговой траектории радиусом 20-30 см.;

Выведение из равновесия. Эта группа действий подразумевает использование ошибок атаки, когда ваш противник находится в более слабой (с точки зрения устойчивости) позиции, нежели вы сами. В этом случае выполняя уклонение или слив можно заставить противника потерять равновесие и быть увлеченным инерцией собственного удара. Выполняя в этой ситуации резкий отжим оружия противника вдоль вектора, перпендикулярного силовой линии позиции противника, можно также заставить его потерять равновесие. Одной из форм выведения из равновесия можно считать контроль с помощью нажима клинком на тело противника (сталкивание), смещающее его с оси устойчивости и препятствующее развитию его удара;

Линейный маневр. Это навык работы с дистанцией, когда на атаку противника выполняется отшаг (разрыв дистанции) вдоль вектора силовой линии атаки ровно настолько, чтобы пропустить его оружие мимо себя. В момент отшага одновременно производится замах, и, когда угроза поражения миновала, выполняется контратака;

Сюда не вошли различные вспомогательные рукопашные техники, броски, удары, захваты и т. п.»26.

 

Таким образом, мы можем констатировать, что завоевание тактической правоты в широком смысле может осуществляться посредством выполнения любой защитной техники. А разнообразие защит – особенно если выйти за рамки олимпийского спортивного фехтования – очень и очень велико27, и каждый из способов защиты может использоваться для приобретения права на атаку.

 

 

Заключение

 

Суммировав всё вышесказанное, мы приходим к выводу, что само по себе понятие тактической правоты является безусловно необходимым для каждого фехтовальщика вне зависимости от того, какой разновидностью фехтования он занимается, и должно в обязательном порядке использоваться тренером в процессе обучения.

Однако, введение этого понятия в правила соревнований зарождающихся разновидностей фехтования (как и применение в них электрофиксаторов и их аналогов) представляются опрометчивым, поскольку, во-первых, учесть всё возможное разнообразие способов перехвата права на атаку, как при составлении правил, так и собственно в процессе судейства, будет практически невозможно, а не учёт каких-либо разновидностей неизбежно приведёт к обеднению техники. А во-вторых, само по себе введение в правила понятия тактической правоты приведёт к изменению техники и тактики бойцов, которые, стремясь к спортивной победе, будут неизбежно, и зачастую неосознанно, подстраивать свои действия под правила. И побеждать, а потом воспитывать учеников будут те, чья манера фехтования, при прочих равных, будет больше соответствовать правилам (как это может происходить, мы проследили на примере олимпийского фехтования).

Заметим, что такие же негативные последствия будет иметь и введение электрофиксатора, поскольку с его появлением бойцы будут стремиться действовать на опережение, не заботясь о том, что при этом неминуемо получат удар, пусть и на долю секунды позже. Либо, если интервал времени срабатывания электрофиксатора будет это позволять, будут стремиться нанести ответный удар после получения удара противника. А обе эти установки входит в явное противоречие с классической чеканной формулировкой Мольера, согласно которой «Фехтование есть искусство наносить удары, не получая их».

 

При этом, несомненно, что когда бойца атакуют, то ему, перед тем, как начинать бить в ответ, конечно же необходимо тем или иным способом обеспечить собственную безопасность – то есть, получить «тактическую правоту».

Но тут нельзя забывать о том, что тоже самое касается и ситуации, когда бойца ещё не атакуют. Начиная свою атаку, бойцу обязательно нужно обеспечить собственную безопасность на время этой атаки. Совершая неподготовленную атаку, боец серьёзно рискует – если только действия его противника не ограничены формализованной «тактической правотой» и кратким интервалом работы электрофиксатора.

 

В целом, мы считаем, что духу фехтования гораздо ближе установка на избегание обоюдных ударов, для чего в правила нужно вводить не понятие «тактической правоты», а те или иные штрафные санкции за обоюдные уколы/удары. Причём штрафы должны касаться обоих бойцов, так как виновным в обоюдном поражении может быть как защищающийся, пытающийся бить на опережение, не завоевав права на атаку, так и атакующий, не обеспечивший должным образом безопасность своей атаки.

Введение же в правила пункта, согласно которому, при обоюдном поражении тем или иным способом наказываются оба бойца, заставит бойцов больше заботиться о своей безопасности, и изменит технику и тактику боев, приблизив её к реальной.

Тут, правда, стоит учитывать, что подобные штрафные санкции не должны быть чересчур жёсткими, поскольку полностью исключить обоюдные удары при всём желании не удастся. А слишком жёсткий и формальный подход к этому вопросу позволит сравнительно легко «выбивать» с соревнований сильных бойцов посредством «камикадзе», напрашивающихся на обоюдные удары.

Если же получивший удар боец пытается нанести ответный удар с явной потерей темпа, то это должны отслеживать судья, а не электрофиксатор, поскольку аппаратными методами на данном этапе развития науки и техники возможно отследить только интервал времени, но никак не фехтовальный темп.

 

О том, как такие правила могут выглядеть на практике, будет подробнее сказано в отдельной статье.

 

Продолжение разговора: «Двигательные стереотипы древних фехтовальщиков».

 

Если вам было интересно, то попробуйте ознакомиться с другими статьями, посмотреть фильмы, прочитать книгу или прийти к нам на тренировку и высказать в лицо всё, что вы думаете о глупостях, которые тут опубликованы – ну или просто потренироваться.

 

Если вы вдруг захотите поблагодарить автора за статью, это можно сделать так:

– Карта Сбербанка: 4276 3800 4703 0817

– ЯндексДеньги:  41001177828523

– PayPal:  PayPal.Me/fechten

– Вебмани:  R315482783386  (рублёвый) или  Z780341651219  (долларовый)

 

Ещё один вариант благодарности – прорекламировать сайт в соцсетях или на вашем сайте.

 

Также приветствуются перепечатки с указанием авторства и ссылкой на исходник.

 

 


 

1 Тышлер Д.А. Фехтование. Начальное обучение. Технико-тактические приоритеты. Методики и упражнения. / Д.А. Тышлер, Г.Д. Тышлер. – М.: Академический проект, 2010. – С. 14.

 

2 Тышлер Д.А. Фехтование. Начальное обучение. Технико-тактические приоритеты. Методики и упражнения. / Д.А. Тышлер, Г.Д. Тышлер. – М.: Академический проект, 2010. – С. 15.

 

3 Там же.

 

4 Тышлер Д.А. Фехтование. Начальное обучение. Технико-тактические приоритеты. Методики и упражнения. / Д.А. Тышлер, Г.Д. Тышлер. – М.: Академический проект, 2010. – С. 15.

 

5 Булавкин А.В. Историческое фехтование: теория построения поединка / 2002. URL: http://sword.ru/?p=495

 

6 Тышлер Д.А. Многолетняя тренировка юных фехтовальщиков / Д.А. Тышлер, А.Д. Мовшович, Г.Д. Тышлер. – М.: 2002. – С. 29.

 

7 Там же.

 

8 Там же.

 

9 Международные правила проведения соревнований по фехтованию. Цит. по . URL: http://ffdo.se-ua.net/page1. ПРИЛОЖЕНИЕ “В”. ХАРАКТЕРИСТИКИ АППАРАТОВ. А) РАПИРА. § 1. Центральный аппарат (см. М.51). a) Принципы

 

10 Тышлер Д.А. Фехтование. Начальное обучение. Технико-тактические приоритеты. Методики и упражнения. / Д.А. Тышлер, Г.Д. Тышлер. – М.: Академический проект, 2010. – С. 34-35.

 

11 Тышлер Д.А. Двигательная подготовка фехтовальщиков / Д.А. Тышлер, А.Д. Мовшович. – М.: Академический проект, 2007. – 125 с.

 

12 Аркадьев В.А. Тактика в фехтовании / В.А. Аркадьев. – М.: Физкультура и спорт, 1969. (Глава «Боевые действия». Цит. по URL: http://lib.ru/NTL/SPORT/fehtowanie_taktika.txt_with-big-pictures.html).

 

13 Турецкий Б.В. Обучение фехтованию / Б.В. Турецкий. – М.: Академический проект, 2007. – С. 52.

 

14 Международные правила проведения соревнований по фехтованию. Цит. по . URL: http://ffdo.se-ua.net/page1. С) САБЛЯ. а) Принцип

 

15 Тышлер Д.А. Фехтование. Начальное обучение. Технико-тактические приоритеты. Методики и упражнения. / Д.А. Тышлер, Г.Д. Тышлер. – М.: Академический проект, 2010. – С. 77.

 

16 Международные правила проведения соревнований по фехтованию. Цит. по . URL: http://ffdo.se-ua.net/page1. Глава 2. ТЕРМИНОЛОГИЯ. В) ОБЪЯСНЕНИЕ НЕКОТОРЫХ ТЕХНИЧЕСКИХ ТЕРМИНОВ, НАИБОЛЕЕ ЧАСТО УПОТРЕБЛЯЕМЫХ ВО ВРЕМЯ СУДЕЙСТВА СОРЕВНОВАНИЙ ПО ФЕХТОВАНИЮ. § 2. Действия нападения и обороны. Т.7. Определение.

 

17 Международные правила проведения соревнований по фехтованию. Цит. по . URL: http://ffdo.se-ua.net/page1. САБЛЯ. УСЛОВИЯ БОЯ. II. ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ ИЛИ ПРИОРИТЕТ УДАРА (УКОЛА).

 

18 Там же.

 

19 Там же.

 

20 Там же.

 

21 Тышлер Д.А. Фехтование. Начальное обучение. Технико-тактические приоритеты. Методики и упражнения. / Д.А. Тышлер, Г.Д. Тышлер. – М.: Академический проект, 2010. – С. 77.

 

22 Тышлер Д.А. Там же.

 

23 Международные правила проведения соревнований по фехтованию. Цит. по . URL: http://ffdo.se-ua.net/page1. В) ШПАГА. b) Регулировка

 

24 Тышлер Д.А. Фехтование. Начальное обучение. Технико-тактические приоритеты. Методики и упражнения. / Д.А. Тышлер, Г.Д. Тышлер. – М.: Академический проект, 2010. – С. 77-78.

 

25 Подробнее см. Единый язык фехтования. Введение в фехтование: понятийный аппарат / А. Зелендинов, Ю. Сенчуков. – М.: 2005 – 204 с. или полную версию реферата.

 

26 Булавкин А.В. Историческое фехтование: теория построения поединка / 2002. URL: http://sword.ru/?p=495

 

27 См. Единый язык фехтования. Введение в фехтование: понятийный аппарат / А. Зелендинов, Ю. Сенчуков. – М.: 2005 – 204 с. или полную версию реферата.

Оставить комментарий

«Политика конфиденциальности»