Условно-прикладное фехтование

Подпишитесь на рассылку

Фехтование как оно есть
Подписаться письмом
Архив рассылки

Социалка

invalidnakomand Мы в ЖЖ


Мы вКонтакте


Разговор о правилах турниров.
Часть XII.

Преимущество,
или о чём мы будем фехтовать


Александр Зелендинов

 

На этой неделе мы обсудим, «о чём» в принципе можно фехтовать, и «о чём» хотелось бы фехтовать нам, а также, что такое «преимущество», и в чём оно может выражаться.

 

 

Краткое содержание предыдущих серий

 

Предыдущие статьи цикла:

Часть I. Тактическая правота в спортивном фехтовании и смежных дисциплинах

Часть II. Двигательные стереотипы древних фехтовальщиков

Часть III. «Лотерейное фехтование»

Часть IV. Сомнительно быстрое убийство

Часть V. Правильные удары

Часть VI. Блеск и нищета ударов

Часть VII. Различия между спортивными и традиционными системами подготовки

Часть VIII. До первой крови

Часть IX. История Ролевого движения

Часть X. Зарождение массового не-спортивного фехтования в позднем СССР

Часть XI. Краткий обзор новейшей истории российского фехтования

 

В первой статье цикла мы поговорили о «странностях» правил олимпийского фехтования на рапирах, шпагах и эспадронах, о «тактической правоте» и электрофиксаторах.

Во второй статье мы начали разговор об основных различиях между фехтованием дофехтбучных времен и современным турнирным, и упомянули, что многие современные фехтовальщики воспринимают холодное оружие не в качестве инструмента, предназначенного для определённых воздействий на материальный мир, а как некую «вещь в себе», наделенную имманентным свойств наносить ущерб противнику при попадании, вне зависимости от того, какие усилия к этому прилагает боец и прилагает ли вообще. И правила турниров такому восприятию оружия только способствуют.

В третьей статье мы затронули тему «лотерейного фехтования» – то есть, такой манеры вести бой, когда в каждой конкретной схватке можно не слишком заботиться о своей безопасности, поскольку жизни бойца ничто не угрожает, и по итогам нескольких схваток статистика попаданий будет за него. В противовес этому, древние фехтовальщики понимали, что у противника в руках острый клинок, а сами они не бессмертны, поэтому у них не было возможности десять раз прыгать на противника и выигрывать за счёт статистики – нужно было всё сделать один раз, но 100% чисто.

Четвёртой серией стал перевод статьи «Сомнительно быстрое убийство», в которой, на примерах из настоящих дуэлей и отчётов современной судебной медицины, разбираются возможные последствия ударов клинком и утверждается, что в прискорбно многих случаях останавливающего действия ударов и уколов оказывается недостаточно для того, чтобы мгновенно, как в кино или спорте, вывести противника из строя. Поэтому, если боец хочет вернуться домой целым и невредимым, то ему, прежде чем поразить противника, стоит подумать о том, как он будет защищаться от весьма возможного ответного удара – дистанцией, взятием защиты, уклонением, контролем клинка противника…

Пятая статья цикла представляет собой краткий обзор того, что, согласно правилам, оценивается очками на современных турнирах по различным фехтовальным дисциплинам. Удары и уколы, зоны поражения, квалификация тех или иных попаданий, удары не боевыми частями оружия – всё это влияет на рисунок боя. Любое исключение или добавление в разрешённый арсенал тех или иных действий разительно изменяет манеру действий бойцов. Поэтому, если мы хотим не получить очередную виртуальную спортивную дисциплину, а по возможности приблизиться к реальности, к исключению из арсенала тех или иных действий следует относиться с величайшей осторожностью. Единственной причиной запрета или отказа от оценки тех или иных действий может быть только их очевидная повышенная травмоопасность.

В шестой серии мы продолжили тему возможных последствий ударов в реальном бою, дополнив то, что изложил в «Сомнительно быстром убийстве» Frank Lurz, собственными наблюдениями и рассуждениями. И в итоге пришли к выводу, что, в большинстве случаев, последствия наносимых ударов непредсказуемы. Поэтому, с одной стороны, их лучше вообще не получать – никаких, а с другой стороны, самому нужно стараться наносить удары способные оказать на противника реальное воздействие. Но в то же время, пока мы на тренировке или на турнире – травмировать друг друга не стоит. Улучшать собственные навыки – это одно, а делать это за счёт окружающих – совсем другое!

Седьмая статья была посвящена тому, чем современные системы подготовки принципиально отличаются от того, как тренировались наши далёкие предки: какой навык является главным – доставка клинка к мишени, или вложение в удар; унификация условий и манеры боя или разнообразие; отбор лучших, или максимальное развитие каждого; небольшой набор сравнительно простых действий, и упор на скорость или сложная разнообразная техника и замедленная отработка с постоянным контролем клинка; кто потенциальный противник – равный или слабейший; доступность информации или наличие секретных мастерских приёмов; идёт речь об условных очках, или бойцу важно остаться невредимым.

В восьмой серии мы освятили вопрос того, каким образом из существовавшего когда-то прикладного фехтования в XIX веке появилось спортивное, и почему оно стало именно таким, и пришли к выводу, что эволюционная последовательность была такой: боевое фехтование => дуэльное фехтование => дуэли до первой крови => классическое (гимнастическое) фехтование => спортивное фехтование => спортивное с электрофиксатором.

В девятой статье мы ознакомимся с истоками игрового фехтования, и выяснили, что изначально оно было не более чем вспомогательным педагогическим приёмом при работе со средними и старшими школьниками в рамках позднесоветской экспериментальной педагогики.

Десятая статья была посвящены краткому экскурсу в историю зарождения интереса к не-спортивному фехтованию в СССР. Мы выделили несколько точек зарождения интереса и кратко их охарактеризовали, уделив основное внимание игровому фехтованию, как самому крупному из них, и первому, сформировавшему запрос на массовое обучение не-спортивному фехтованию.

Одиннадцатой серией стал краткий обзор истории не-спортивного фехтования последних десятилетий, без которого не очень понятно, чем и зачем мы сейчас занимаемся, и как дошли до жизни такой. Завершили мы его неутешительным выводом, что эволюционировав за четверть века от игрового фехтования к современным спортивным турнирам, мы в ускоренном темпе повторили путь, ранее пройденный боевым фехтованием, превратившимся в олимпийские виды, и японским кендо.

 

На этой неделе мы обсудим, «о чём» в принципе можно фехтовать, и «о чём» хотелось бы фехтовать нам, а также, что такое «преимущество», и в чём оно может выражаться.

А затем перейдём непосредственно к тому, какими мы хотели бы видеть турнирные правила.

 


Преимущество,
или о чём мы будем фехтовать

 

Давайте представим себе предельно утрированную ситуацию: оппонент стоит в замахе и даже не пытается защищаться. Он – самоубийца, его не волнует, что в него может прилететь ваш клинок. Но как только вы наносите удар – то есть, приближаетесь на дистанцию, на которой вас тоже можно достать, оппонент с прыжком вперёд наносит удар. Да, конечно, в большинстве случаев он тоже получает. Но при этом, с очень большой вероятностью, попадает по вам. Попадает – даже если говорить о настоящем оружие. Потому что совсем не факт, что первый же удар моментально свалит его с ног.

Сможете ли вы нанести такому бойцу удар – и не получить сами?

 

Противоположная ситуация: оппонент раз за разом бросается в атаку, вообще не заботясь о собственной безопасности. По дороге, или сразу после того, как нанесёт удар, он, в большинстве случаев, тоже получает – но это его ничуть не смущает.

 

Два вопроса.

Во-первых, ваши действия?

Во-вторых, считаете ли вы такое поведения правильным фехтованием?

 

А когда встречаются два подобных бойца – не важно, первого или второго типа:

– или один бросается вперёд, а другой радостно его встречает;

– или оба бросаются друг на друга в атаку;

– или оба стоят, и ждут, но поскольку второй тоже не нападает, постепенно сближаются, и таки наносят друг по другу удары.

 

Да, конечно, это утрированные, доведённые до абсурда ситуации. Но не кажется ли вам, что современная турнирная реальность не так уж далеко от них ушла?

Именно подобным образом сплошь и рядом ведут себя бойцы на ристалищах современных турниров, тем самым, превращая фехтование в салочки на скорость.

А их противникам, если они не разделяют такой взгляд на фехтование, приходится туго, поскольку фехтовать с самоубийцами не просто.

 

Думается, что фехтовальщик, не желающий отрываться от реальности и с головой погружаться в виртуальный мир спортивных правил, должен в бою исходить из классической формулировки, согласно которой фехтование – это искусство наносить удары, не получая их самому.

Если мы говорим о реальном бое на настоящем оружие – то это вполне логично, потому что любой полученный удар может оказаться для бойца фатальным. Однако, если мы используем не настоящее заточенное оружие, а только его макеты, в большей или меньшей степени приближающиеся по своим свойствам к настоящему боевому оружию, но отнюдь ему не тождественные, те или иные условности неизбежны. И необходимо определить, с какими условностями мы готовы мириться, а с какими – нет.

Есть и такое немаловажное обстоятельство: в дружеском спарринге, особенно между людьми, хорошо знающими друг друга, многое можно пустить на самотёк. При обоюдном желании люди почти всегда могут понять друг друга и договориться, кто в конкретной ситуации оказался победителем. А даже если и не договорятся – так ведь не корову проигрывают. (Хотя, по большому счёту, в любой неоднозначной ситуации неправыми должны чувствовать себя оба бойца. Только в однозначно выигрышной ситуации можно считать себя победителем, а раз есть какие-то сомнения – то их всегда лучше трактовать в пользу противника, чтобы не расслабляться).

Но, к сожалению, многим людям фехтовать просто так – скучно. Они не мыслят себе фехтования, без турниров, рейтингов, призовых мест. Даже такое прикладное направление, как ножевой бой, всё больше превращается в спорт, что уж говорить обо всём остальном… А если речь заходит о турнирах – нужны правила их проведения. И для того, чтобы сформулировать эти правила, необходимо сначала понять, в чём мы, собственно говоря, соревнуемся. Или, как любит говорить Алексей Булавкин, «о чём мы фехтуем?»

 

Например, олимпийские шпажисты фехтуют о том, кто попадёт раньше.

В «историческом фехтовании» обычно фехтуют о том, кто за отведённое время ударит больше раз.

В профбоях, в конечном счёте, о том, кто выносливее.

В групповых боях – о том, кто кого повалит на землю.

В соревнованиях по разрубанию предметов – о том, у кого сильнее одиночный удар, нанесённый вне контекста поединка.

В олимпийской рапире, олимпийской сабле и кендо – о том, кто первым попадёт по противнику в соответствии с определёнными формальными критериями.

Ну и т.д.

 

По сути, всё это – именно о спорте, который прежде всего про «быстрее, выше, сильнее». Соответственно, главный параметр спортивного отбора – это физические кондиции занимающихся (ну и то, сколько времени они готовы посвящать тренировкам).

Да, техника и тактика, конечно, тоже важны – в любом виде спорта. Однако, техника и тактика с возрастом только улучшаются, но при этом чемпионаты выигрывают только молодые. В каждом виде спорта есть свой возрастной потолок – возраст, после которого чемпионом уже не стать, – за который почти невозможно пробиться.

Надо сказать, олимпийское фехтование – один из самых возрастных видов спорта. То есть, даже в ограниченном со всех сторон правилами спортивном фехтовании, вклад техники и тактики в победу оказывается большим, чем в других видах спорта; а вклад функционалки – наоборот, меньшим. И тем не менее, после определённого возраста из «большого спорта» приходится уходить. Хотя техника и тактика, при продолжении тренировок, с возрастом только улучшаются.

Вопрос в том, хотим ли мы заниматься «большим спортом», или хотим чего-то другого?

 

Для тех, кто хочет именно спорта, всё просто: в спорте, в первую очередь, важен отбор. Чем больше людей пришло заниматься – тем больше шансов, что среди них окажется будущий чемпион – тот, чьи врождённые свойства позволят им стать. И отбор в любом виде спорта, в первую очередь, идёт по функционалке: подходящее телосложение, скорость, сила, выносливость, гибкость и т.д., а затем перспективных занимающихся нужно убедить тренироваться почаще, чтобы в нужной степени развить врождённые качества и подкрепить их правильной двигательной подготовкой, техникой и тактикой.

Если один спортсмен уступает другому в физический кондициях, то он проигрывает. И только при практически равных физических кондициях начинают сказываться преимущества в технике и тактике.

Если же один быстрее, сильнее, выше второго, то второму, чтобы соревноваться на равных, нужно иметь очень серьёзное двигательное, техническое и/или тактическое преимущество.

 

В фехтовании это положение дел подкрепляется тем, что, по существующим правилам, скорость крайне важна, поскольку в большинстве правил критично именно то, кто попадёт первым. Если первый удар был нанесён в соответствии с правилами, то ответный удар учитываться уже не будет (либо за него будет даваться меньше очков). Особенно ярко это проявляется в олимпийском фехтовании на шпагах, но в той или иной степени присутствует в любом спортивном или околоспортивном фехтовании (не только в трёх олимпийских видах).

То есть, достаточно чуточку обогнать оппонента – и ты уже получил вожделенное очко. Если один из бойцов хоть немного быстрее другого – то дело в шляпе. А при практически равных кондициях бойцов, эта «чуточка» достигается за счёт техники и тактики.

В реальности же этой «чуточки» категорически недостаточно. Если работать именно за счёт скорости, то чтобы быть уверенным, что противник не ударит тебя в ответ, нужно быть быстрее его по крайней мере раза в полтора, а лучше – в два. Очевидно, что такая серьёзная разница в скорости практически недостижима, поэтому в реальности с более-менее равными противниками приходится фехтовать не о том, кто быстрее, а о том, кто техничнее и «тактичнее».

При этом, скорость, конечно, играет свою роль, но её важность не стоит переоценивать, поскольку только за счёт скорости проблема частых обоюдных поражений не только не решается, но и напротив, обостряется до предела – что мы и наблюдаем как в олимпийском спорте, так и в других видах фехтования, где частота обоюдных поражений по мере развития этих направлений и роста средней скорости бойцов только увеличивается.

Происходит это из-за того, что скорость движений растёт опережающими темпами по сравнению со скоростью реакции и техническим мастерством, в итоге, бойцы реже успевают вовремя распознавать удар и защищаться, зато вполне успевают бить навстречу.

При этом, для того, чтобы наносить удар настолько быстро, чтобы противник не успевал реагировать и защищаться, зачастую приходится бить, не заботясь в это время о собственной безопасности. Если будешь о ней заботиться – удар будет медленнее, и противник успеет закрыться.

Если стремиться к реалистичности, не забывая о том, ради чего когда-то начал заниматься фехтованием – то, конечно, будешь думать о своей безопасности. А если стремиться только набрать очки по текущим правилам, то думать о пропущенных ударах вредно – надо думать только о нанесённых.

 

Вот, сравните два видео:

фехтование на Олимпиаде 1936 года;

фехтование на «Московской сабле» 2016 года.

Не правда ли, очень наглядно? В первом случае – длинные осмысленные фразы, во втором… Во втором случае бойцы раз за разом прыгают навстречу друг друга, оба получают удары (в большинстве случаев, по сути, касания), и одного из них объявляют победителем.

Кстати, не находите, что современные турниры становятся всё более похожими на второй вариант?

 

Итак, что же можно сделать, чтобы стимулировать бойцов избегать самоубийственных обоюдных поражений?

Давайте, для начала, посмотрим, как эту проблему пытаются решить в различных направлениях на сегодняшний день.

 

В олимпийском фехтовании на рапирах и саблях проблему частых обоюдных попаданий решают, формально определяя, кто в каждом конкретном случае был прав, а кто – нет.

В фехтовании на шпагах ту же проблему решают, учитывая исчезающе малый интервал между ударами.

В «исторических» видах фехтования пока нет возможности ни воспользоваться плодами технического прогресса, ни чётко на ходу определять приоритет того или иного бойца. Кроме того, на словах организаторы многих турниров постулируют, что, в отличие от олимпийских видов и тяжелоклинкового фехтования в доспехах, стремятся к чистому фехтованию, без обоюдок.

Однако, на деле, придумать правила, способствующие избавлению от обоюдок, пока не удаётся. Штрафы и дисквалификации за встречные атаки, равно как и всё более хитроумные системы подсчёта очков за афтер-блоу, остаются паллиативом. Бойцы, в том числе, достаточно высокого уровня, вылетают с турниров за обоюдки, но меньше их от этого не становится.

Пожалуй, единственное исключение, приходящее на ум – это турнир, для участия в котором бойцам нужно было вносить значительные денежные взносы, из которых формировался призовой фонд. При этом, для выбывания из турнира достаточно было получить один единственный удар. Причём, не важно, при каких условиях он был получен: безответный, при встречный атаке или афтер-блоу.

Тут не поспоришь: система рабочая – все участники волшебным образом начинают заботиться о том, чтобы по ним ни в коем случае не попали. Беда только в том, что в таком турнире мало кто согласится участвовать, поскольку, как минимум, половина участников такого турнира (на самом деле, с учётов обоюдок, больше половины), заявившись, поучаствуют ровно в одном бою до первого удара. Понятно, что немного найдётся желающих ехать куда-то, да ещё и тратить деньги на взнос, ради получения одного-единственного удара.

А все остальные варианты правил откровенно пасуют перед привыкшими к обоюдкам спортсменами. В итоге, создатели правил смиряются с этим либо полностью – как в большинстве версий доспешного фехтовании, либо частично – как в большинстве дуэльных и HEMA версий, где в случае частых встречных атак бойцов дисквалифицируют, а если встречных атак и ответных ударов (афтер-блоу) чуть меньше – то это считается нормой.

То есть, на словах все порицают такую манеру фехтования, но, поскольку попытки бороться с ней существующими методами по эффективности не сильно выше черпания воды решетом – на деле приходится с ней смиряться, и даже объявлять такую ситуацию нормальной и правильной.

 

Так о чём же на самом деле фехтует большая часть современных фехтовальщиков?

 

Если вынести за рамки рассмотрения такие дисциплины, как профбои и групповые бои, которые, скорее, ближе к рестлингу, боксу и миксфайту, чем к фехтованию, и посмотреть на оставшиеся правила различных соревнований, то всё их разнообразие можно свести к тем или иным сочетаниям четырёх вариантов:

1. кто бьёт быстрее;

2. кто бьёт сильнее;

3. кто бьёт выносливее (то есть, больше раз за определённое время);

4. кто лучше соответствует неким формальным критериям.

 

На непредвзятый взгляд, все эти виртуальные спортивные мирки имеют довольно слабое отношение к Высокому Искусству Фехтования, которое, как мы выяснили в предыдущих статьях, может существовать только в привязке к чему-то, выходящему за рамки конкретного боя. И такие привязки были – в реальности и на ролевых играх.

Чем же спортивные и околоспортивные виды фехтования, при всей внешней схожести, принципиально отличается от реального и игрового фехтования? О чём фехтуют в реальности и на ролевых играх?

 

Рискнём предположить, что там фехтуют не об ударах, а о получении преимущества, и результаты боя оказывают непосредственное влияние на дальнейшую жизнь бойцов.

О влиянии на дальнейшую жизнь поговорим позднее, пока сосредоточимся на преимуществах.

 

Чем же преимущество отличается от ударов? Тем, что не всякий удар – преимущество, и не всякое преимущество – удар.

Например, если боец наносит удар, который никак не повлияет на боеспособность оппонента – то никакого преимущества такой удар ему не даст. Если же он с оппонентом обменяется одинаково результативными ударами – то им обоим будет плохо, но при этом совсем не факт, что у кого-то из них появится преимущество, поскольку им может быть плохо одинаково.

Если двое зарубят или заколят друг друга, то может быть, в конкретном случае, их это и устраивает, но преимущества при этом ни тот, ни другой не получит.

 

Так что же мы понимаем под термином «преимущество»?

Разберём несколько примеров.

 

В ходе фехтовальной фразы боец попал оппоненту по невооружённой руке, а оппонент по бойцу не попал. После этого противники разошлись. Значит ли это, что боец победил? Совсем нет. Но при этом на данный момент оппоненту больно, у него течёт кровь, а у бойца ничего подобного не происходит. Значит, совершенно однозначно, у бойца есть преимущество над оппонентом.

Сможет ли боец реализовать своё преимущество в реальной ситуации? Совсем не обязательно. Конечно, возможно, что оппонент отвлечётся на боль, и боец сможет нанести ему ещё один удар. Или боец затянет бой, и оппонент начнёт быстро слабеть от кровопотери. Или противники сойдутся вплотную, перейдут в рукопашную, и тут раненная рука подведёт оппонента. Или он и вовсе потеряет сознание от болевого шока. Всё это возможно, но точно также возможно, что оппонент, несмотря на раненную руку, продолжит бой и в итоге победит.

В рамках турнира проверить, что было бы на самом деле, невозможно – поскольку, в реальности, никакой раны нет, а значит, оппонент будет продолжать бой также уверенно, как и до получения удара. Но в рамках турнира возможно зафиксировать, что на данный конкретный момент боец продемонстрировал преимущество: он попал по оппоненту, а оппонент по бойцу не попал.

 

Другой пример: боец нанёс укол в корпус оппоненту. Что это значит? Какие последствия у этого удара были бы в реальной ситуации?

Возможно, боец сразил оппонента наповал, или по крайней мере серьёзно ранил, и тот сразу упал как подкошенный. А может быть, в реальной ситуации клинок скользнул бы по рёбрам, не нанеся серьёзных повреждений. Или вообще попал в пряжку или пуговицу, и оппоненту от этого ни горячо, ни холодно. С другой стороны, возможно, боец таки проткнул оппонента насквозь, после чего его клинок застрял у того между рёбер, и, поскольку останавливающего эффекта у удара не была, пока боец его вытаскивал, оппонент в свою очередь проткнул бойца, после чего оба противника упали. А может быть, в итоге упал только боец, а оппонент, несмотря на то, что получил рану первым, ушёл на своих ногах?

Остаётся честно признать, что невозможно с уверенностью утверждать, какой результат был бы у удара бойца в реальности. И единственное, что можно зафиксировать в рамках турнира – это то, что своим ударом боец однозначно продемонстрировал преимущество. Но чем бы это преимущество могло обернуться в реальной жизни – неизвестно.

 

Аналогичная ситуация с выходом за ристалище.

Если мы фехтуем на небольшой площадке, и один из бойцов вышел за её пределы – это значит, что он либо недостаточно хорошо контролирует пространство вокруг себя, и сам не заметил, как покинул ристалище, либо же он всё видел, но не смог ни оттеснить своего противника, ни защититься с помощью клинка, ни сместиться в сторону, и был вынужден уходить назад.

Продемонстрировал ли его противник преимущество в данной ситуации? Однозначно.

Значит ли это, что он победил бы в реальном бою? Конечно, нет. Если они фехтуют на краю пропасти – то ушедший назад боец упал бы. Но уже если они фехтуют на улице – то он не упал бы, а просто уперся спиной в стену дома. Возможно, в этот момент его бы к этой стене пришпилили. Но также возможно, что он, найдя опору, оттолкнулся бы от неё спиной и неожиданно нанёс бы результативный удар. Если же они фехтуют в чистом поле, то может быть, отойдя назад, боец попал бы ногой в канаву и упал (тоже, кстати, не факт, что после этого он бы проиграл). А если там канавы не оказалось – то он просто сделал шаг назад, а потом – ещё два, а потом, тактически переиграв противника, победил бы.

Всё это вполне возможно, но в рамках имеющейся на турнире ситуации, боец, оставшийся на ристалище, безусловно демонстрирует преимущество, поскольку смог своими действиями вынудить противника покинуть ристалище, а противник не смог этому ничего противопоставить.

 

Обезоруживание – примерно тоже самое.

Если один из бойцов остался без оружия, и на этом фраза закончилась – это значит, что у его противника появилось преимущество. Совершенно не важно, по какой причине произошла потеря оружия: из-за сознательных действий его противника, из-за случайного столкновения клинков под нужным углом, или по небрежности бойца – всё равно, тот из противников, у кого оружие осталось, однозначно имеет преимущество.

Другое дело, если фраза в этот момент не закончилась и бой продолжился. Тогда боец может попробовать нивелировать преимущество своего противника. Например, если у бойца было два клинка, и он потерял только один – попытаться достать противника оставшимся клинком. Или, если оружия у него не осталось, перехватить вооружённую руку противника и перейти в рукопашную.

Однако, если в процессе этих действий он получит удар – то это будет означать, что его противник продемонстрировал уже решающее преимущество (так сказать, два очка: одно преимущество, а потом второе). То же самое, если после потери оружия фраза не закончилась и обезоруженный, уходя от ударов противника, был вынужден выйти за пределы ристалища: обезоруживание – преимущество, плюс выход за ристалище – преимущество, итого – решающее преимущество.

 

Аналогична обезоруживанию ситуация с поломкой оружия. За исключением того, что в этом случае бой нужно в обязательном порядке останавливать по соображениям безопасности, поскольку сломанный клинок, вполне возможно, имеет острый, травмоопасный скол.

При этом, мы исходим из того, что если у бойца сломался клинок – значит, он его не уберёг. Из-за чего клинок сломался: из-за действий противника, из-за неправильных действий самого бойца, или просто потому что накопилась усталость материала – не важно. В любом случае, забота о целостности своего клинка – это дело бойца. Не уберёг – значит у противника появилось преимущество. Возможно, реализовать его противник бы и не смог – но проверять это в рамках турнира не стоит.

 

Если же вернуться к ударам, то стоит обратить внимание на то, что раз уж мы не можем предсказать последствия каждого из них, бессмысленно делить их на более и менее результативные. Любой нанесённый удар подразумевает получение преимущества тем, кто его нанёс. Но величина это преимущества остаётся для нас неизвестной.

Если же клинок еле коснулся тела бойца – то тут, конечно, говорить о получении преимущества бессмысленно, – но это значит, что и удара, как такового, не было. Было только касание, и его не стоит засчитывать.

 

Далее, из того, что мы не можем знать заранее, какое останавливающее воздействие на противника может оказать нанесённый удар, естественным образом вытекает, что в ситуации, когда боец попадает по оппоненту, но при этом оказывается к нему достаточно близко, чтобы тот смог ответить – ответный удар всегда должен засчитываться.

Если в результате сокращения дистанции боец нанёс удар, а потом дистанция была разорвана, и боец ударов не получил – то это значит, что в ходе завершившейся фехтовальной фразы он продемонстрировал однозначное преимущество.

Если же до завершения фразы боец получил удар в ответ – то мы не можем знать наверняка, кому из противников в результате этой фразы стало хуже. Но можем точно сказать, что однозначного преимущества не продемонстрировал ни один из них.

 

Итак, постулируем, что преимущество – это однозначно выигрышное положение бойца, по сравнению с оппонентом, в котором он оказывается по результатам завершившейся фехтовальной фразы.

 

Как же прописать эти преимущества в правилах, да ещё и сделать так, чтобы они оказывали влияние не только на конкретный бой?

И в первую очередь, как же прописать в правилах преимущества, получаемые в результате нанесения ударов – поскольку, это всё-таки самая частая ситуация?

 

Об этом мы поговорим в следующей статье.

 

В следующей серии попробуем, с учётом всего вышеизложенного, сформулировать основы турнирных правил, которые нам представляются более-менее разумными.

 

Чтобы наверняка не пропускать новые статьи – подпишитесь на рассылку, и сообщения о них будут приходить вам на почту.

 

Если вас заинтересовал этот цикл – расскажите о нём своим знакомым. Вам не сложно, а автору приятно.

 

Если хотите высказать своё мнение о статье, то это лучше всего сделать вКонтакте, например, в группе «Копилка знаний о фехтовании» или в наших группах, ссылки на которые есть вверху станицы справа от текста.

 

А пока можно ознакомиться с другими текстами в разделе «Статьи», посмотреть кино, почитать книгу или прийти к нам на тренировку и высказать в лицо всё, что вы думаете о глупостях, которые я пишу – ну или просто потренироваться.

 

И – до встречи на следующей неделе! :о)

 

Оставить комментарий