Условно-прикладное фехтование
Новинка!

Disk III - обложка

Фильм III

«Специальная
Физическая
Подготовка»


Подпишитесь
на рассылку:

Фехтование
как оно есть

Архив рассылки



Присоединяйтесь
к нам
в соцсетях:

вКонтакте

Facebook


Twitter
Telegram

invalidnakomand ЖЖ

Instagram

Одноклассники


Разговор о правилах турниров.
Часть XIV.

Система судейства


Александр Зелендинов

 

В этой статье мы попробуем сформулировать основы концепции судейства, которая принципиально отличается от существующей на сегодняшний день, однако, представляется нам весьма перспективной.

 

Краткое содержание предыдущих серий

 

Предыдущие статьи цикла:

Часть I. Тактическая правота в спортивном фехтовании и смежных дисциплинах

Часть II. Двигательные стереотипы древних фехтовальщиков

Часть III. «Лотерейное фехтование»

Часть IV. Сомнительно быстрое убийство

Часть V. Правильные удары

Часть VI. Блеск и нищета ударов

Часть VII. Различия между спортивными и традиционными системами подготовки

Часть VIII. До первой крови

Часть IX. История Ролевого движения

Часть X. Зарождение массового не-спортивного фехтования в позднем СССР

Часть XI. Краткий обзор новейшей истории российского фехтования

Часть XII. Преимущество, или о чём мы будем фехтовать

Часть XIII. Правила боя

 

В первой статье цикла мы поговорили о «странностях» правил олимпийского фехтования на рапирах, шпагах и эспадронах, о «тактической правоте» и электрофиксаторах.

Во второй статье мы начали разговор об основных различиях между фехтованием дофехтбучных времен и современным турнирным, и упомянули, что многие современные фехтовальщики воспринимают холодное оружие не в качестве инструмента, предназначенного для определённых воздействий на материальный мир, а как некую «вещь в себе», наделенную имманентным свойств наносить ущерб противнику при попадании, вне зависимости от того, какие усилия к этому прилагает боец и прилагает ли вообще. И правила турниров такому восприятию оружия только способствуют.

В третьей статье мы затронули тему «лотерейного фехтования» – то есть, такой манеры вести бой, когда в каждой конкретной схватке можно не слишком заботиться о своей безопасности, поскольку жизни бойца ничто не угрожает, и по итогам нескольких схваток статистика попаданий будет за него. В противовес этому, древние фехтовальщики понимали, что у противника в руках острый клинок, а сами они не бессмертны, поэтому у них не было возможности десять раз прыгать на противника и выигрывать за счёт статистики – нужно было всё сделать один раз, но 100% чисто.

Четвёртой серией стал перевод статьи «Сомнительно быстрое убийство», в которой, на примерах из настоящих дуэлей и отчётов современной судебной медицины, разбираются возможные последствия ударов клинком и утверждается, что в прискорбно многих случаях останавливающего действия ударов и уколов оказывается недостаточно для того, чтобы мгновенно, как в кино или спорте, вывести противника из строя. Поэтому, если боец хочет вернуться домой целым и невредимым, то ему, прежде чем поразить противника, стоит подумать о том, как он будет защищаться от весьма возможного ответного удара – дистанцией, взятием защиты, уклонением, контролем клинка противника…

Пятая статья цикла представляет собой краткий обзор того, что, согласно правилам, оценивается очками на современных турнирах по различным фехтовальным дисциплинам. Удары и уколы, зоны поражения, квалификация тех или иных попаданий, удары не боевыми частями оружия – всё это влияет на рисунок боя. Любое исключение или добавление в разрешённый арсенал тех или иных действий разительно изменяет манеру действий бойцов. Поэтому, если мы хотим не получить очередную виртуальную спортивную дисциплину, а по возможности приблизиться к реальности, к исключению из арсенала тех или иных действий следует относиться с величайшей осторожностью. Единственной причиной запрета или отказа от оценки тех или иных действий может быть только их очевидная повышенная травмоопасность.

В шестой серии мы продолжили тему возможных последствий ударов в реальном бою, дополнив то, что изложил в «Сомнительно быстром убийстве» Frank Lurz, собственными наблюдениями и рассуждениями. И в итоге пришли к выводу, что, в большинстве случаев, последствия наносимых ударов непредсказуемы. Поэтому, с одной стороны, их лучше вообще не получать – никаких, а с другой стороны, самому нужно стараться наносить удары способные оказать на противника реальное воздействие. Но в то же время, пока мы на тренировке или на турнире – травмировать друг друга не стоит. Улучшать собственные навыки – это одно, а делать это за счёт окружающих – совсем другое!

Седьмая статья была посвящена тому, чем современные системы подготовки принципиально отличаются от того, как тренировались наши далёкие предки: какой навык является главным – доставка клинка к мишени, или вложение в удар; унификация условий и манеры боя или разнообразие; отбор лучших, или максимальное развитие каждого; небольшой набор сравнительно простых действий, и упор на скорость или сложная разнообразная техника и замедленная отработка с постоянным контролем клинка; кто потенциальный противник – равный или слабейший; доступность информации или наличие секретных мастерских приёмов; идёт речь об условных очках, или бойцу важно остаться невредимым.

В восьмой серии мы осветили вопрос того, каким образом из существовавшего когда-то прикладного фехтования в XIX веке появилось спортивное, и почему оно стало именно таким, и пришли к выводу, что эволюционная последовательность была такой: боевое фехтование => дуэльное фехтование => дуэли до первой крови => классическое (гимнастическое) фехтование => спортивное фехтование => спортивное с электрофиксатором.

В девятой статье мы ознакомимся с истоками игрового фехтования, и выяснили, что изначально оно было не более чем вспомогательным педагогическим приёмом при работе со средними и старшими школьниками в рамках позднесоветской экспериментальной педагогики.

Десятая статья была посвящены краткому экскурсу в историю зарождения интереса к не-спортивному фехтованию в СССР. Мы выделили несколько точек зарождения интереса и кратко их охарактеризовали, уделив основное внимание игровому фехтованию, как самому крупному из них, и первому, сформировавшему запрос на массовое обучение не-спортивному фехтованию.

Одиннадцатой серией стал краткий обзор истории не-спортивного фехтования последних десятилетий, без которого не очень понятно, чем и зачем мы сейчас занимаемся, и как дошли до жизни такой. Завершили мы его неутешительным выводом, что эволюционировав за четверть века от игрового фехтования к современным спортивным турнирам, мы в ускоренном темпе повторили путь, ранее пройденный боевым фехтованием, превратившимся в олимпийские виды, и японским кендо.

В двенадцатой статье мы обсудили вопрос, «о чём» можно фехтовать, и «о чём» хотелось бы фехтовать нам, и сформулировали концепцию фехтования о «преимуществе», под которым мы подразумеваем однозначно выигрышное положение бойца, по сравнению с оппонентом, в котором он оказывается по результатам завершившейся фехтовальной фразы.

В тринадцатой статье мы наконец добрались до изложении концепции турнирных правил. Вкратце, она состоит из следующих пунктов. Первое – все удары уравниваются между собой; пропуск удара – одно очко. Второе – сход заканчивается не при нанесении ударов, а в момент завершения результативной фехтовальной фразы, либо по времени. Третье – если за время схода никто ни по кому не попал, то оба бойца получают по очку (за исключением случая, когда оба активно атаковали, но пропущенных ударов не было). Четвёртое – результат схода может быть в диапазоне от 0-0 до 2-2. Пятое – бои идут по системе каждый с каждым; при большом количестве бойцов, они делятся на подгруппы, вышедшие из подгрупп – снова бьются каждый с каждым. Шестое – победитель выявляется по сумме полученных очков во всех боях в группе; чем меньше очков, тем лучше.

 

В этой статье мы попробуем сформулировать основы концепции судейства, которая принципиально отличается от существующей на сегодняшний день, однако, представляется нам весьма перспективной.

А в следующий раз поговорим о некоторых возможных дополнениях правил, а также о том, как могут выглядеть правила фехтования в доспехе.

Следующая статья, скорее всего, будет последней в цикле о правилах. Выйдет она уже после Нового года. Может быть потом ещё появятся какие-то дополнения, но это под вопросом.

 

 


Система судейства

 

Введение

 

У отечественного не-спортивного фехтования есть одно очень интересное свойство: это корпоративизм, в хорошем смысле слова. Можно предположить, что это – наследие ролевого движения, из которого в течении долгого времени рекрутировалась большая часть турнирных бойцов.

Изначально, чувство принадлежности бойцов к корпорации было сильным, а правила – максимально простыми. Большая часть ситуаций регулировалась неписанным, а зачастую даже и не проговариваемым общественным мнением – и при этом, конфликтов на этой почве почти не возникало.

Что интересно, чем подробнее и сложнее становились правила, тем больше возникало конфликтов вокруг их трактовок. А корпоративного духа – наоборот, становилось всё меньше. Хотя, местами он до сих пор сохраняется.

Например, в том, что многие турнирные бойцы до сих пор признают полученные удары, незамеченные судьями, и наоборот, сообщают, что их удар, засчитанный судьями, на самом деле не достиг цели. Или когда на турнире зрители хором выражают недоумение решением судьи – и судья соглашается с гласом народа. По нашему мнению, это не «баг», а «фича», – то есть, не недостаток недостаточно профессионального судейства, а преимущество корпоративного подхода, который нужно не осуждать, а культивировать.

Надо иметь смелость признать, что абсолютная объективность судейства недостижима. Недостижима в принципе. Нигде. Чему свидетельством регулярные скандалы в признанных видах спорта, происходящие даже на олимпийских играх и чемпионатах мира, не говоря уже о более мелких соревнованиях.

При этом, согласитесь, компетентности судейского корпуса в не олимпийских видах фехтования до уровня официальных видов спорта ещё очень и очень далеко! И это справедливо что для отечественного судейства, что для Европейского, что для Американского (что подтверждают отзывы российских бойцов, участвовавших в зарубежных турнирах). А значит, бороться с «турнирной магией» традиционными методами бесполезно.

Традиционные методы – это повышение квалификации судейского корпуса и видео-фиксация боёв.

При наших скоростях – ни то, ни другое не поможет. В сложных случаях, даже при просмотрах видеозаписей, опытные люди, чья компетенция, вроде бы, не должна вызывать сомнений, получают разные результаты. Даже те, кто тренируются в одной секции и вместе судят турниры – смотрят одну и ту же видеозапись, и по разному трактуют то, что на ней происходит!

Вот на записи удар: один говорит – попал; второй – не попал; третий – попал, но неквалифицированно. При этом, все друг друга очень уважают и готовы доверять друг другу судить собственные бои.

А в ходе одного и того же турнира разные судьи трактуют одни и те же ситуации по-разному. В результате, если хочешь выиграть, то нужно менять манеру фехтования, приноравливаясь к тому, какая судейская бригада судит конкретный бой.

 

О каком объективном судействе в реальном времени можно говорить при таком положении дел? В простых случаях (один боец нанёс чёткий удар, желательно, по голове, чтоб не было сомнений, сколько очков давать, второй боец – получил), конечно, всё понятно, но в мало-мальски сложных ситуациях неизменно оказывается, что объективных критериев оценки не существует, а скорости такие, что живой человек в принципе не способен визуально отследить происходящее на ристалище.

Может быть, пора уже честно признать, что это невозможно? Внешнее судейство может работать в пейнтболе, но не в страйкболе. Как внешнему наблюдателю судить страйкболистов, если шарики маленькие, летят быстро и следов не оставляют?

Между тем, на играх (как страйкбольных, так и с фехтованием) люди сами считают попадания по себе. Конечно, встречаются несознанщики, но, в целом, это работает. На турнире, на глазах у всех, это тем более будет работать.

 

Кто лучше всех знает, что происходит на ристалище? По-нашему мнению, это сами бойцы. Да, они тоже могут быть необъективны, могут чего-то не заметить, не почувствовать, дать неправильную трактовку произошедшему. Но, согласитесь, что в отсутствии объективных средств контроля, мнения бойцов, которые своими руками наносили и своим телом получали удары, куда обоснованнее мнения сторонних наблюдателей, каковыми, по факту, являются судьи.

Боец чувствует, прилетел удар по нему, или только по стёганке. Был удар остановлен защитой клинком, или не был. А тот, кто наносит удар, лучше всех знает, пришёл удар плоскостью, или лезвием; была возможность в этот удар вложиться, или это было только касание на излёте.

 

Да, спортивные фехтовальщики даже на тренировках и при дружеских спаррингах стремятся использовать электрофиксатор. Но мы-то на своих тренировках фехтуем без судей и верим друг другу на слово! Почему мы считаем невозможным делать тоже самое на турнирах?

Ведь все, кто регулярно участвуют в турнирах, неоднократно сталкивались с тем, что судьи – даже самые лучшие – считают неправильно. А все, кто сами судили, знают, что, как ни старайся, невозможно видеть и правильно трактовать всё, что происходит на ристалище. Не зря один из стандартных жестов судей – прикрывание глаз ладонью, означающее «не разглядел».

Так почему не спросить самих бойцов? Неужели, мы настолько не уважаем друг друга? Не доверяем друг другу?

Да, вроде, нет. На турнирах бойцы регулярно признают пропущенные удары, незамеченные судьями, а порой и заявляют о том, что посчитанного судьями удара на самом деле не нанесли. В целом ряде правил прямым текстом говорится, что бойцы имеют право свидетельствовать не в свою пользу – и многие активно этим правом пользуются.

Так почему не сделать из этого норму?

Зачем идти в сторону чистого спорта, отказываясь наносить удары, которые судьи скорее всего не оценят, и применять защиты, которые скорее всего не заметят? Зачем учиться перед началом атаки, разворачивать оппонента нужным боком к самому глазастому судье, чтобы он наверняка зафиксировал, что ваш удар достиг цели? Зачем отказываться от нанесения ударов, которые будут закрыты от глаз судей рукой или баклером противника?

Зачем запрещать бойцам говорить, если они лучше любого судьи знают, что произошло в ситуации, поставившей судей в тупик, так что судейской бригаде пришлось сходиться в центре ристалища, обсуждать, что произошло, смотреть видео, и в итоге принимать решение, прекрасно отдавая себе отчёт в том, что на самом деле они не знают, верное оно, или нет?

Зачем такие сложности, если рядом с судьями стоят два человека, которые лучше них знают, что там произошло на самом деле?

 

Конечно, бойцы тоже могут ошибаться. Но они будут ошибаться – реже, и их мнение будет куда более обоснованным.

А те редкие ситуации, когда бойцы сами не знают, что произошло, остаётся честно признать спорными и не учитывать, вместо того, чтобы принимать решение наугад.

В конце концов, если мы стремимся научиться фехтовать чисто и гарантированно побеждать соперников – все неоднозначные ситуации нужно трактовать не в свою пользу. А если вовсе непонятно, что было – то вместо того, чтобы гадать, нужно просто не учитывать подобные случаи, поскольку они явно не соответствуют тому, к чему мы стремимся. Стремимся то мы все, в конечном счёте, к чистому фехтованию: один – нанёс удар, другой – нет.

 

Конечно, у такого подхода есть свои подводные камни. Но нам представляется, что мы знаем, как обойти если не все, то большую часть из них. И в любом случае, по нашему мнению, у такого подхода плюсов окажется больше, чем минусов.

 

 

Работа судейского корпуса

 

Итак, как мы представляем себе работу судейского корпуса.

 

Судейская бригада для каждого ристалища состоит из двух-трёх человек: судьи (одного!), секретаря и глашатая-хронометриста. При нехватке людей, функции секретаря и хронометриста может выполнять один человек. Причём, ни секретарю, ни хронометристу не нужна какая-либо специальная подготовка – достаточно обычной внимательности и аккуратности, а глашатаю ещё желательно обладать громким, командным голосом.

Единственный, к кому предъявляются повышенные требования – это судья. Это должен быть уважаемый, авторитетный человек, чьим решениям бойцы готовы доверять.

 

Задача секретаря:

– вести турнирную таблицу и протокол боёв, фиксируя, кто из бойцов получил сколько ударов в каждом сходе.

 

Задачи глашатая-хронометриста:

1). вызывать бойцов на ристалище и сообщать о подготовке следующей пары;

2). объявлять о начале схода;

3). объявлять об окончании времени схода, для чего, во время боя, следить за секундомером.

 

Задачи судьи:

1). отслеживать травмоопасные ситуации, при необходимости, прерывая бой;

2). отслеживать некорректное поведение, при необходимости, прерывая бой;

3). быть последней инстанцией в спорных случаях;

4). объявлять результаты сходов.

 

 

Идеальная ситуация

 

Подсчёт очков в каждом сходе ведут сами бойцы.

С момента, когда глашатай объявил о начале схода, у бойцов есть минута на то, чтобы выяснить, кому сколько очков в этом сходе причитается.

То есть, они имеют право в любой момент подойти к судье и сообщить ему о счёте схода. После чего судья объявляет счёт, секретарь фиксирует его в протоколе, а глашатай обнуляет секундомер и объявляет о начале следующего схода или вызывает следующую пару бойцов.

Если бойцы уложились меньше чем в минуту – замечательно.

Если нет, то по прошествии минуты глашатай останавливает бой, а бойцы подходят к судье и сообщают текущий счёт.

 

В норме, всё происходит чётко и быстро.

Каждый бой состоит из трёх сходов. Каждый сход – максимум, минута. Плюс время на объявление боёв, оглашение результатов и ведение протокола.

На каждый бой, состоящий их трёх сходов, можно закладывать пять минут – и это будет с запасом, учитывая, что на деле большая часть сходов будет занимать меньше минуты, поскольку не так уж часто за минуту боя никто ни в кого не попадает. А в большинстве случаев, всё заканчивается куда раньше.

 

 

Регламент турнира

 

В норме, количество боёв в подгруппе известно заранее. Если подгруппа из 6 человек – 15 боёв.

На каждый бой закладывается 5 минут – и это с хорошим запасом.

Умножаем одно на другое – получаем 75 минут на все бои в подгруппе.

Прибавляем 15 минут на непредвиденные обстоятельства и технические перерывы – в полтора часа подгруппа по любому укладывается.

На самом деле, на практике, при чёткой работе судейской бригады и корректном поведении бойцов – всё происходит значительно быстрее, потому что большая часть сходов длится меньше минуты, и на ведение протокола каждого боя тоже по 2 минуты не требуется.

 

Учитывая, что для каждого ристалища достаточно одного судьи, количество ристалищ ограничивается, в основном, размерами помещения.

Допустим, если в турнире участвует 30 бойцов, то это 5 подгрупп. На трёх ристалищах все бои в подгруппах займут 3 часа, на двух – 4,5 часа. Или меньше, если бои пятой подгруппы разнести на два ристалища.

Впрочем, если заранее известно, что ристалищ будет всего два, то можно вместо пяти подгрупп по шесть человек сформировать шесть подгрупп по пять человек. В этом случае, в каждой подгруппе будет не по 15, а всего по 10 боёв, тем самым, каждая подгруппа будет укладываться не в 1,5 часа, а в 1 час. Тогда бои шести подгрупп на двух ристалищах – займут те же 3 часа.

Если протокол ведётся в заранее подготовленных экселевских таблицах, автоматически суммирующих очки и распределяющих места бойцов в общем зачёте по результатам боёв в подгруппе, то на подбивание результатов по подгруппам, распределение бойцов по эшелонам и составление новых подгрупп достаточно заложить те же пять минут. Если с запасом – то десять.

Не трудно аналогичным образом рассчитать и время остальных боёв, в зависимости от того, будут ли проводиться бои только первого эшелона, двух эшелонов, или трёх. В зависимости от получившихся результатов, количества ристалищ, и времени, имеющегося в распоряжении организаторов, можно заранее выбрать схему проведения турнира.

В случае, если окажется, что время поджимает, можно заранее внести поправки в регламент турнира, скажем, выводя из подгрупп только по одному человеку. Или, если времени для боёв по трём, и даже по двум эшелонам недостаточно, а для одного эшелона – слишком много, можно выводить из подгрупп по три человека.

Можно также, в зависимости от количества участников, ристалищ и времени, проводить бои в два схода – или наоборот, в четыре. Поскольку речь идёт не о победах в боях, а о сумме набранных очков, чётное количество сходов в бою ничему не мешает.

Или другой вариант – заранее рассчитать регламент турнира, и объявить, что бои будут вестись в трёх эшелонах, но принять участие в турнире сможет не большего такого-то количества бойцов. Так что, спешите регистрироваться – кто не успел, тот не участвует.

 

Если же помещение достаточно большое, или турнир проводится на свежем воздухе, то количество ристалищ ограничивается только количеством судей. Именно судей, а не судейских бригад, поскольку обязанности секретарей и хронометристов может исполнять любой человек без какой-либо специальной подготовки. Таким образом, в турнире может принимать участие большое количество бойцов – и при этом, турнир не будет затягиваться до бесконечности.

 

Причём – подчеркнём дополнительно – все оценки времени мы даём с хорошим запасом. То есть, в отсутствии бесконечных остановок боёв и судейских совещаний, организаторы турнира смогут заранее чётко рассчитывать регламент, и потом его соблюдать, начиная бои каждой подгруппы и каждого эшелона в заранее объявленное время, так что и им будет проще, и бойцы будут точно знать, когда их очередь. А время, остающееся от зарезервированных на каждую подгруппу полутора часов – пускать на отдых судейской бригады.

 

 

Подводные камни

 

Теперь о «подводных камнях», и как с ними бороться.

 

Главный подводный камень этой системы – её непривычность и иррациональные опасения, что оппоненты начнут вести себя нечестно. На деле, таких ситуаций – на глазах у всех – вряд ли будет много, но понятно, что полностью исключить их не удастся, поэтому необходимо заранее предусмотреть механизмы регулирования возможных коллизий.

 

В норме, бойцы фехтуют, а потом сообщают судье о результате. Судья не вмешивается в их решение, поскольку бойцам виднее. Если уж пять судей на одном ристалище не всегда могут уследить за двумя бойцами, то что уж говорить об одном единственном судье?

Поэтому, мы заранее постулируем, что судья – не счётчик. Он нужен не для того, чтобы интуитивно считать то, что не может разглядеть, а для того, чтобы рассуживать спорные ситуации.

 

Итак, возможные коллизии.

 

1). Если бойцы сошлись, что-то произошло, и они не понимают, что именно, то они могут согласиться, что ситуация спорная, чего было – непонятно, и попробовать ещё раз.

 

2). Если бойцы за минуту не смогли договориться, что у них там произошло, то они имеют право обратиться к судье за консультацией. Судья высказывает своё мнение, но решение остаётся за бойцами.

То есть, имеется виду, что бойцы должны спрашивать, не кто по кому сколько раз попал – это они сами должны знать. Речь о том, что бойцы рассказывают, что, по их мнению, произошло, кто по кому попал, и просят судью дать свою трактовку – сколько очков в этой ситуации кому причитается.

 

3). Если бойцы решительно не согласны друг с другом, а время схода закончилось, так что попробовать ещё раз они не могут, они сообщают судье, что думает каждый из них, и доверяют ему решение.

В этом случае судья имеет право обратиться за советом к зрителям – то есть, к гласу народа. При этом, принимая решение, он может учитывать мнение зрителей, но не обязан этого делать.

Тут очень важный момент! Если бойцы признали, что не могут договориться между собой, и доверяют решение судье – судья выносит собственное решение, которое, во-первых, может не совпадать ни с одним из высказанных бойцами мнений, а во-вторых, после того, как судья выносит своё решение, оно не может никем оспариваться.

То есть, логика простая: у бойцов был шанс договориться друг с другом. Но если они этой возможностью не воспользовались и попросили решать судью – то они упустили свой шанс, и другого не будет. Отыграть обратно не получится, и никакие апелляции не принимаются – мы не в суде, а на турнире. И если два бойца не смогли друг с другом договориться – это не значит, что все остальные участники турнира должны страдать из-за срыва регламента.

Если бойцы попросили решать судью – то он объявляет своё решение, секретарь его фиксирует, а глашатай объявляет следующий сход/бой и турнир продолжается.

 

При этом – подчеркнём ещё раз:

– если бойцы согласны друг с другом в оценке происшедшего – то их мнение решающее (за исключением случаев некорректного поведения, о чём будет сказано ниже);

– если же бойцы не согласны друг с другом – то судья обязан выслушать мнения бойцов, но не обязан принимать сторону кого-то из них, имеет право выслушать мнение стоящих по периметру ристалища зрителей, но не обязан его учитывать.

 

Например, если один боец считает, что счёт схода 0-1, а другой, что 1-1, то судья вполне может объявить счёт 2-0, или вообще 2-2, и никакие возражения приниматься не будут.

Таким образом, бойцы должны понимать, что им выгоднее договориться друг с другом; поскольку именно это – норма. А обращаться к судье имеет смысл только в крайнем случае – потому что итог этого обращения может быть непредсказуем.

Это, конечно, не значит, что судья должен злоупотреблять своим правом принимать решения. Судья, в таких ситуациях, честно говорит своё мнение, не пытаясь таким образом поставить бойцов на место. А если это мнение кардинально расходится с мнением бойцов – значит, бойцам не повезло.

 

4). Бой между опытным бойцом и новичком. Опытный боец давит новичка авторитетом, навязывая ему своё мнение о результате схода.

Такая ситуация трактуется как некорректное поведение со стороны более опытного бойца, а в случае некорректного поведения одного или обоих бойцов, судья, как мы помним, имеет право вмешаться в происходящее.

Заметив давление авторитетом, судья останавливает бой и, в зависимости от запущенности ситуации, может принять одно из трёх решений:

– вынести бойцу предупреждение;

– своей волей завершить сход с тем счётом, который сочтёт справедливым, в том числе, может присудить бойцу лишнее очко за некорректное поведение;

– дисквалифицировать бойца.

 

5). Бойцы не могут договориться между собой, но и к судье не обращаются, а вместо этого спорят и/или ругаются.

Такая ситуация трактуется, как некорректное поведение, выражающееся в неуважении к судье и остальным участникам турнира, которые, во-первых, пришли сюда ради фехтования, а не ради споров и ругани, а во-вторых, могут пострадать от срыва регламента.

То есть, в данном случае, бойцы ведут себя некорректно не только в отношении текущего противника и судьи, но и в отношении всех прочих участников турнира.

В этом случае судья останавливает бой и, в зависимости от запущенности ситуации, может принять одно из трёх решений:

– вынести одному или обоим бойцам предупреждение;

– своей волей завершить сход с тем счётом, который сочтёт справедливым, в том числе, может присудить одному или обоим бойцам лишнее очко за некорректное поведение;

– дисквалифицировать бойца или обоих бойцов.

 

6). Хорошо знакомые между собой бойцы решили провести договорной бой. Скажем, один из них уже сильно проигрывает, ему нечего терять, и он пытается дать возможность второму выйти из подгруппы за свой счёт.

Это – некорректное поведение по отношению к остальным участникам турнира, которые ведут честную игру.

Заметив подобное, судья останавливает бой (или отказывается озвучивать явно предвзятое решение бойцов) и, в зависимости от запущенности ситуации, может принять одно из трёх решений:

– вынести одному или обоим бойцам предупреждение;

– своей волей завершить сход с тем счётом, который сочтёт справедливым, в том числе, может присудить одному или обоим бойцам лишнее очко за некорректное поведение;

– дисквалифицировать бойца или обоих бойцов.

 

7). Один из бойцов преднамеренно наносит другому три и более удара подряд.

В зависимости от ситуации, это может трактоваться как создание травмоопасной ситуации и/или как некорректное поведение.

Судья останавливает бой и принимает решение, требует ли данная ситуации санкций.

В случае, если нанесение более двух ударов подряд было не преднамеренным, а ситуативным (так сложилось, что бойцы оказались на близкой дистанции и не смогли её вовремя разорвать), судья останавливает бой, но санкций не накладывает, и в принятие решения бойцами не вмешивается.

 

Все остальные возможные ситуации также разрешает своей волей судья, трактуя их либо как травмоопасные (для бойцов или зрителей), либо как некорректное поведение (в адрес оппонента, судьи, зрителей, других участников турнира).

Во всех этих ситуациях, судья, руководствуясь исключительно личным мнением, имеет право останавливать бой, выносить предупреждения, давать штрафные очки, дисквалифицировать, или не делать ничего из вышеперечисленного.

 

 

Презумпция уважения

 

Самое главное, что стоит понять заранее: наша система строится на презумпции взаимного уважения. Бойцы уважают правила, друг друга, зрителей, а также всех остальных участников турнира. Судья уважает бойцов. Но самое главное – бойцы уважают судью.

Организаторы турнира заранее объявляют список судей, и если конкретный боец не уважает конкретного судью и не готов доверять его решениям, то такой боец просто не придёт на этот турнир.

Если же боец заявился на турнир – значит, он заранее согласен с тем, какие решения будут принимать судьи.

Если в ходе турнира боец понимает, что его что-то не устраивает, он имеет право в любой момент сняться с турнира, и в следующий раз на турнир, где будет судить этот судья, не придёт.

Если же какой-то судья явно занимается самодурством, или наоборот, не фиксирует явно некорректное поведение бойцов, то бойцы начнут сниматься с турнира один за другим, и в следующий раз этого судью никто судить не позовёт.

 

 

Заключение

 

На первый взгляд, может показаться, что мы слишком многое отдаём на произвол судьи. Но если приглядеться повнимательнее, то станет понятно, что ситуация как раз обратная.

В обычном спортивном турнире практически все решения принимаются судьями. Бойцы, в лучшем случае, имеют право только свидетельствовать не в свою пользу и подавать апелляции. А в худшем – вообще не имеют право на выражение своего мнения.

В нашем же варианте, на самом деле, всё зависит от бойцов, и только если они сами не справляются, судья приходит им на помощь. При этом, раз уж они сами не справились – то теперь их мнение можно уже не учитывать. Но если справляются сами: не создают травмоопасных ситуаций, ведут себя корректно и способны договориться друг с другом – судья не вмешивается.

И о том, кто, по кому, как и куда попал – судье в любом случае расскажут бойцы, и только ознакомившись с их мнениями, и представляя общий рисунок боя, который он сам наблюдал, судья вынесет вердикт, если надо, посоветовавшись со зрителями.

 

Результатом такого подхода к судейству должно стать укрепление корпоративного духа, сокращение количества судейской магии, упрощение судейства, а главное, возможность для всех бойцов влиять на то, каким будет турнирное фехтование – поскольку, их мнение будет учитываться.

Если раньше, в эпоху нерегулируемых тусовок, фехтование развивалось стихийно, и каждый, начиная заниматься, вносил свой вклад в его развитие, то сейчас, когда все тренируются по клубам и встречаются, в основном, на турнирах, и изредка, приходя друг к другу в гости, не лезут со своим уставом в чужой монастырь, – составители правил, судьи и узкий круг наиболее авторитетных фехтовальщиков, по сути, диктуют всем остальным, каким должно быть фехтование. И в этой ситуации, на наш взгляд, неизбежно скатывание в спорт, принципиально ничем не отличающийся от уже существующих олимпийских видов.

Конечно, многих это устраивает. Но, возможно, есть и те, кто хотел бы иметь какую-то альтернативу. И такую альтернативу мы предлагаем в своей концепции.

 

Продолжение разговора: статья «Тяжелоклинковое фехтование в доспехах».

 

Если вы хотите выразить автору благодарность за труд, это можно сделать так:

– Карта Сбербанка:  4276 3800 4703 0817
– ЯндексДеньги:  41001177828523
– PayPal:  PayPal.Me/fechten
– Вебмани:  R315482783386  (рублёвый) или  Z780341651219  (долларовый)

 

Чтобы наверняка не пропускать новые статьи – подпишитесь на рассылку, и сообщения о них будут приходить вам на почту.

 

Если вас заинтересовал этот цикл – расскажите о нём своим знакомым. Вам не сложно, а автору приятно.

 

Если хотите высказать своё мнение о статье, то это можно сделать, или написав комментарий под статьёй, или вКонтакте, например, в группе «Копилка знаний о фехтовании», или в наших группах, ссылки на которые есть вверху станицы справа от текста.

 

А пока можно ознакомиться с другими текстами в разделе «Статьи», посмотреть кино, почитать книгу или прийти к нам на тренировку и высказать в лицо всё, что вы думаете о глупостях, которые я пишу – ну или просто потренироваться.

 

И – до встречи в следующем Году! :о)

 

1 комментарий на “Правила 14. Система судейства”

  1. St пишет:

    Весьма сосмнительная система.
    Не, ну как… она работает, пока бойцы ведут себя честно. Но при развитии вида спорта, когда приходит все больше разных людей, которые хотят побеждать (зачастую неважно какой ценой), начинают побеждать зачастую не самые умелые, а самые наглые.
    У меня перед глазами пример из стритбола 3х3. Там тоже, когда гоняют просто так на одно кольцо — обходятся без судьи, судят сами. И зачастую нормально. И сначала и на соревнованиях была такая система: судят игроки, а судья лишь секретарь. Но потом народу стало играть все больше, и процент наглых повысился. На играх постоянными стали споры, всякие уловки, побеждать стали те, кто наглее. Поэтому в большинстве турниров игры стал судить именно судья — стало культурнее и спокойнее. Да, может он что-то и не увидит и ошибётся, но он честно судит в обе стороны.

    Ответить

Оставить комментарий

«Политика конфиденциальности»